ChemNet
 
Химический факультет МГУ

Химия в Московском университете:
события и люди

Химия в Московском университете на основной
кафедре химии и химическом отделении

19 июля 1754 года Сенат рассмотрел и одобрил проект графа Ивана Ивановича Шувалова об учреждении в Москве университета, и к началу августа этого же года он был подписан императрицей Елизаветой Петровной. Под университет было выделено здание аптекарского дома (у Воскресенских ворот (см. фото 1), но ремонт его затянулся, и открытие Московского университета (М.у.) было перенесено на следующий год. Повторно Декрет об основании университета Елизавета подписала 12 (23) января 1755 года (в день памяти Святой Татьяны). Этим указом императрица включала университет в государственную систему, что гарантировало его финансирование за счет государства.


Фото 1. Первое здание Московского
университета у Воскресенских ворот

При университете были открыты три факультета: юридический, медицинский и философский. Как отмечалось в "Проекте об учреждении Московского университета" свое обучение все студенты должны были начинать следуя европейской традиции с философского факультета, являвшегося своего рода общеобразовательным курсом, обязательным для всех ( срок обучения – три года). При нем были учреждены четыре кафедры: философии, физики, истории, а также кафедра оратории и поэзии. После окончания философского факультета студенты либо оставались на этом же факультете, для совершенствования своих знаний в указанных науках, либо переходили на один из "высших" факультетов – юридический или медицинский. В состав медицинского факультета, наравне с двумя другими кафедрами – анатомии (включала все предметы, связанные с медициной) и натуральной истории, – вошла и кафедра химии ("физической и аптекарской").

В 1758 – 70 годах кафедру химии занимал прибывший из Германии профессор И.Х. Керштенс (Kerstens Johann Christian ( 17.XII.1713, Stade - 05.VI.1801, Kiel (Киль)) . По условиям контракта, заключенного с ним на пять лет, он приглашался "в качестве профессора химии , обязуясь преподавать также минералогию и доцимастику (пробирное искусство)". Предполагалось, что Московский университет будет готовить образованных химиков для металлургической промышленности. В 1761 – 64 годах Керштенс читал курсы минералогии, металлургической химии и пробирного искусства и вел практические занятия по этим предметам в организованной к тому времени (1760) в отдельно расположенном здании химической лаборатории.

В конце 1760 г. лаборатория однозначно функционировала: ее посетил новый куратор университета Ф.П.Веселовский, а в списке штатных чинов М.у. значился лаборант химической лаборатории Шлетер (Schläter). Согласно планам преподавания химии в 1762-64 г. лабораторным занятиям отводилась половина учебного времени – четыре часа в неделю.

В середине 1760-х годов Керштенсу было рекомендовано переключиться на преподавание медицинских дисциплин (профессор начал читать лекции по гигиене и materia medica). Но параллельно Керштенс вел курсы теоретической химии, а также химического анализа. Медицинская же направленность преподавания привела к перепрофилированию химической лаборатории – в ней стали проводиться практические занятия по фармацевтической химии.

После отъезда И.Х. Керштенса в Германию в 1770 г. его преемники по кафедре химии медицинского факультета чередовали чтение курсов общей химии с курсами врачебного веществословия и "аптекарской химии" (среди них, П.Д.Вениаминов (в 1770-1775 гг.), С.Г.Зыбелин (в 1775-1802 гг.), Ф.Г.Политковский (в 1802-1804 гг.)

Согласно уставу 1804 г. факультеты университета были реорганизованы в четыре отделения, в числе них было создано самостоятельное естественнонаучное отделение – физико-математическое, в которое и вошла кафедра химии. На место заведующего этой кафедрой был приглашен из Ганновера приват-доцент всеобщей медицинской химии Ф.Ф. Рейсс.

Рейсс читал лекции по своему собственному курсу под названием "Всеобщая химия с опытами", ежегодно дополняя и перерабатывая его. Хорошо подготовленный в области практической работы, он всегда сопровождал свои лекции многочисленными опытами, много внимания уделяя одновременно разъяснению новейших теорий химии. Он был в курсе всех последних воззрений этой науки своего времени и уже в начале XIX в. прочно стоял на антифлогистических позициях, апеллируя при изложении основных теоретических концепций к работам А.Л.Лавуазье, А.Ф.Фуркруа ,Г. де Морво, К.Л.Бертолле и др. Его научные исследования увенчались открытием явлений электроосмоса и электрофореза.

Много сил и времени Ф.Ф.Рейсс уделял делам, связанным с химической лабораторией университета. Во время пожара 1812 г. сгорел университет (см. фото 2), лишь в 1819 году окончательно был возобновлен главный университетский корпус на Моховой ул. Именно в это время Ф.Ф.Рейсс перед начальством (и перед самим попечителем университета князем А.П.Оболенским), постоянно ставит вопрос о необходимости построения в университетских зданиях новой химической лаборатории. Благодаря его стараниям зимой 1823 г. было открыто новое здание университетской аптеки, при которой были оборудованы химическая лаборатория и химический кабинет.


Фото 2. Горящее здание Московского
университета во время пожара
Москвы 1812 г.
 
Фото 3. Здание аптеки, в которой Ф.Ф.Рейссом в 1823 г.
была организована химическая лаборатория с химическим кабинетом
(ЦИАМ .Фонд 418. Оп.507. Д.1. Л.4)

При Рейссе началась дифференциация единого до того времени курса химии. В 1826 году он передал чтение части лекций (аналитическую химию) адъюнкту Р.Г. Гейману.

В качестве ординарного профессора Р.Г.Гейман возглавил кафедру химии в 1833 году. Он читал курс химии для студентов отделения физических и математических наук (с 1835 по 1850 – физико-математического отделения философского факультета, с 1850 – физико-математического факультета), в который входили: общая неорганическая химия, теория химических пропорций, химия неметаллических веществ и их соединений и химия металлов и их соединений; общая органическая химия. Курс лекций был совмещен с практическими занятиями: студенты упражнялись "в производстве химических опытов и решении задач химических пропорций" (1835–36), химическом анализе (1840–50). Одним из учеников-магистрантов Геймана был Д.Н.Абашев, пионер в исследованиях растворимости жидкостей.

По просьбе попечителя Московского учебного округа и председателя Московского отделения Мануфактурного Совета, графа С.Г. Строганова для "образования" московских фабрикантов с 1836 по 1854 Гейман читал публичные бесплатные лекции по технической химии. Популярность изложения, удачный выбор тем, сопровождение лекций демонстрационными опытами привлекли к ним внимание значительно более широкой аудитории. В 1837 году при деятельном содействии графа Строганова Гейману удалось добиться постройки при университете нового здания (основная часть известного впоследствии "красного химического корпуса" на Моховой) для химической лаборатории (строительство завершено в 1838), в котором также разместилась обширная аудитория для чтения лекций и основанная им библиотека. В хорошо оснащенной химической лаборатории профессор проводил исследования по заданиям фабрикантов, Артиллерийского департамента, Министерства внутренних дел, Медицинского ведомства и других государственных учреждений. Его работы по изучению стеарина привели к организации в Москве четырех стеариновых заводов в 1837-1838 гг. По поручению Мануфактурного Совета Гейман составил обзор деятельности многих отечественных химических заводов и представил рекомендации по улучшению их производств (в частности, предложил внедрить более выгодный способ производства серной кислоты).

После отставки Геймана кафедру химии физико-математического факультета возглавил Н.Э.Лясковский (с 1854 по 1871), д-р медицины, преподававший до этого фармацию и фармакогнозию студентам медицинского факультета. Профессор (э.о. – с 1958, ординарный – с 1962) читал общую химию для студентов второго – четвертого курсов. С 1862 года часть своего курса (неорганическая химия) он передал адъюнкту Д.К. Кириллову.

В области науки имя Лясковского навсегда закрепилось в истории химии белков. В своих работах по "теории протеина" ученый впервые правильно установил состав важнейших белковых веществ: эмпирические формулы фибрина, яичного и растительного альбуминов. Он доказал полную абсурдность господствовавшей в то время теории Мульдера (идея о существовании единого белкового радикала), что послужило поворотным пунктом в разработке современной теории белков.

Увы, после отставки Геймана на некоторое время химическая лаборатория, которую возглавил Лясковский, пришла в упадок из-за недостаточного финансирования со стороны ректората. Однако Лясковскому удалось добиться модернизации лаборатории к 1865 г. – был проведен газопровод, установлены новые вытяжные шкафы, печи, завезено новое химическое оборудование.

В химической лаборатории Лясковский проводил занятия со студентами по качественному и количественному анализу. К сожалению, практические лабораторные занятия строго формально длительное время не были обязательны и в состав учебного плана не входили. Однако Лясковский, будучи учеником Ж.-Б.Дюма и Ю.Либиха, хорошо понимал значимость практикума для будущих химиков, поэтому старался по мере возможностей организовать учебные занятия в лаборатории и заинтересовать молодых людей исследовательской работой. Под его руководством студенты, кандидаты факультета, а также сторонние слушатели проводили здесь свои первые научные исследования. Так, работы студента А. Соломона и слушателя Н. Сарандинаки (на тему "Об уксусной кислоте") были удостоены факультетом в 1864 г. золотой и серебряной медалей, соответственно, сочинения его учеников А.П. Сабанеева и П. Богомолова (на тему "Исследование влияния воды на хлористые соединения сурьмы") – золотых медалей (1866). При Лясковском получили звание магистра химии А.К. Феррейн, А. Гедвилло, В.П. Мошнин, Н. Сырейщиков, Н.Е. Лясковский, А. Колли (впоследствии доктор химии) и др.; держали магистерский экзамен Д.К. Кириллов и А.П. Сабанеев. А. Семенов защитил магистерскую и докторскую диссертации (1860-е).

Следует заметить, что согласно уставу 1863 года, химия в Московском университете стала преподаваться на нескольких кафедрах (при физико-математическом факультете вскоре появились кафедры технической химии, агрономической химии; химия преподавалась на ряде кафедр медицинского факультета). Но основной продолжала оставаться кафедра химии физико-математического факультета (при естественном отделении).

После смерти Н.Э. Лясковского, последовавшей в 1871 году, кафедра химии оказалась вакантной. Д.К. Кириллов, на которого были возложены лекционные курсы и практические занятия со студентами, не сумел организовать преподавание химии на должном уровне.

В 1872 году ректором С.М. Соловьевым был приглашен на кафедру химии профессор В.В. Марковников, заложивший, как известно, основы методики химического университетского образования. Во главу преподавания ученый ставил самостоятельную работу студента в химической лаборатории.

Сразу же по переезде из Одессы в Москву Марковников занялся устройством лаборатории – сначала небольшой, а в дальнейшем обширной, рассчитанной на 132 рабочих места. Открытие этой капитально перестроенной, по существу новой, химической лаборатории состоялось лишь в 1887 году.


Фото 4. «Красный корпус» (здание химической лаборатории
Московского университета на Моховой ул.)
Фото Д.Ф.Сорокина (Архив Музея МГУ)

С 1873 по 1890 г., официально возглавляя основную кафедру химии (реально по 1893 г.), В.В. Марковников читал в течение нескольких лет на физико-математическом факультете курс аналитической химии, в 1873–93 годах – органическую химию для студентов естественного отделения второго и частично третьего курсов (всего три семестра) и вел практические занятия по аналитической химии (по качественному анализу в 1873-75 и 1877-93 гг., а по количественному – в 1877-88 и затем в 1897-1903 гг.). Также органическую химию он преподавал медикам и фармацевтам в 1873 – 1878гг. Неорганическую химию читал Д.К. Кириллов, а затем, с организацией в 1875 году при химической лаборатории отделения неорганической химии, – А.П.Сабанеев (в 1877 – 1895 гг. для естественного и математического отделения, далее лишь для естественного – по 1905 г.), с 1905/06 уч. года для естественного отделения читал лекции И.А.Каблуков и далее И.С.Плотников – с 1914 по 1917 г. После смерти Кириллова заведование неорганическим отделением перешло А.П.Сабанееву (с 1877г.). Оставшаяся в заведовании Марковникова часть лаборатории получила название аналитико-органического отделения. В начале 1880-х гг. оба отделения существовали в значительной мере обособлено друг от друга, и поэтому стали именоваться: одно – лабораторией органической и аналитической химии, а другое – лабораторией неорганической химии (в 1899 г. переименована в лабораторию неорганической и физической химии).

С приходом В.В. Марковникова в университет научная работа стала обязательным элементом учебного плана студентов. Уже в обычный практикум им были включены элементы научного исследования. Ученый стал первым, кто сумел организовать в рамках университетской лаборатории проведение систематических научных исследований в химии как в теоретическом, так и прикладном аспекте, в особенности – в области органической химии. На этой почве выросла целая плеяда молодых талантливых химиков-исследователей: М.И. Коновалов, Н.М.Кижнер, А.Н. Реформатский, А.М. Беркенгейм, И.А.Каблуков, А.А. Яковкин и др. Усилиями Марковникова в Московском университете была создана крупнейшая отечественная школа химиков, а сам Московский университет к концу XIX столетия стал одним из важнейших научных химических центров.


Фото 5. В.В.Марковников читает лекцию студентам
в Большой химической аудитории
«красного корпуса» (Архив Музея МГУ)

Лаборатория Марковникова одной из первых открыла свои двери для проведения исследований в области химии женщинам. В 1875 г. отсюда вышла научная работа Ю.В.Лермонтовой, одной из первых русских женщин получивших степень доктора химии, о триметиленбромиде. В 1880-ые годы Лермонтова под руководством Марковникова занялась исследованиями технологий глубокой переработки нефти и в конечном итоге внесла значимый вклад в технику пирогенетического процесса. Е.А. Фомина–Жуковская, доктор физических наук Женевского университета, получила возможность в 1880-ые годы проводить здесь исследования по синтезу индиго в тиофеновом ряду; она состояла частным ассистентом профессора (до 1893).

В 1893 году в М.у. на основную кафедру химии, оставшуюся формально вакантной с 1890 г. (Марковников выбыл из числа штатных профессоров "по выслуге лет"), был назначен в качестве экстраординарного профессора приват-доцент Новороссийского (Одесского) университета Н.Д.Зелинский. С 1893/94г. он начал читать общий курс органической химии и одновременно вести практические занятия по органической химии. Зелинский впервые ввел систематическое прохождение большого практикума по органической химии с определенной программой, построенной по синтетическим методам органической химии. Ученый также взял на себя с 1893 г. частичное руководство занятиями по качественному анализу (по 6 часов) и затем по количественному анализу (4 часа в оба полугодия). Основная масса практических занятий по количественному анализу (до 10 часов в осеннем полугодии) и качественному анализу, а также общей химии (до 10 часов в оба полугодия) оставалась за профессором В.В.Марковниковым до самой его смерти.

В 1905 г., в период общего расширения и перестройки университетских зданий Зелинскому удалось расширить помещения химической лаборатории. В целом число рабочих мест в ней возросло до 254. Новые площади были отведены для преподавания количественного анализа, для практикума по органической химии, лаборатории неорганической и физической химии и специальных научных исследований.

Н.Д.Зелинский создал в Московском университете вторую крупную школу химиков-органиков, которая уже в начале XX в. приобрела широкую известность. Виднейшими учениками и сотрудниками Зелинского были: А.Г.Дорошевский, С.С.Наметкин, Л.А.Чугаев, Н.А.Шилов, В.В.Челинцев, А.Е.Чичибабин и др.


Фото 6. Д.Н.Зелинский с сотрудниками и учениками.
Дореволюционный период, стоят слева направо:
2-й – Е.С.Пржевальский, 3-й – И.Ф.Гутт, сидят справа налево:
1-й - С.С.Наметкин, 3-й – В.В.Лонгинов (?) (Архив Музея МГУ)

В 1911 г. преподавательским кадрам университета был нанесен большой урон. В этом году царское правительство провело ряд мероприятий, резко ущемлявших права профессоров и преподавателей университета. В знак протеста около 130 профессоров М.у., в том числе Н.Д. Зелинский и часть его ближайших сотрудников ушли из университета. С 1912 года общий курс органической химии стал читать исполняющий должность экстраординарного профессора В.В.Челинцев, он же вел и практические занятия по этой дисциплине. С 1912 по 1917 год профессор Челинцев заведовал лабораторией органической и аналитической химии. Лабораторию физической и неорганической химии некоторое время по-прежнему возглавлял профессор А.П. Сабанеев. В 1913 году профессором И.С.Плотниковым при кафедре химии была организована еще одна лаборатория – фотохимии (первая в России), которая в следующем году была объединена с лабораторией физической и неорганической химии. Плотников, таким образом, с 1914 года возглавил другое отделение кафедры химии – неорганической и физической химии. Он читал курс неорганической химии (1913-1916), общий курс лекций по физической химии (с 1913), вел практические занятия по физической химии и фотохимии, а также фотографии; создал специальный химический семинарий (с 1912/13).

Развивавшиеся в стране политические события, в частности, Февральская революция 1917 года, повлияли и на университетскую жизнь. В марте – апреле в соответствии с приказами по Министерству народного просвещения, в университете последовал ряд увольнений профессорско-преподавательского состава. В общий список попали Челинцев и Плотников. Профессора и преподаватели Московского университета, покинувшие университет в 1911 году, вернулись и были утверждены в прежних должностях. Н.Д. Зелинский снова принял на себя заведование лабораторией органической и аналитической химии, а лабораторию неорганической и физической химии (фотохимическое отделение ликвидировали) возглавил И.А. Каблуков.

Новые коренные изменения в учебную жизнь, научно-исследовательскую работу и весь распорядок жизни М.у. привнесла и Октябрьская революция. Впервые в 1919 г. был утвержден учебный план специально для подготовки химиков на естественном отделении, предусматривавший, в частности, более глубокое и направленное изучение отдельных разделов ряда химических дисциплин: органической, физической и технической химии. В 1921 г. в составе физико-математического факультета университета было учреждено химическое отделение (существовало до 1929 г.) в составе кафедр: химии, агрономической химии и технической химии. Число студентов, поступающих на первый курс химического отделения по первоначальному плану, должно было составлять 250 человек. Однако эту достаточно высокую цифру пришлось вскоре увеличить, столь значителен был наплыв желающих специализироваться на химическом отделении. Уже в декабре 1921 года список студентов, принятых на первый курс, дошел до четырехсот человек. Одновременно было объявлено о приеме студентов сразу на второй курс отделения.

На базе химического отделения уже в 1923 году началась подготовка химиков высшей квалификации через аспирантуру.

В рамках основанной при МГУ Ассоциации научно-исследовательских институтов (АНИИФМФ) в 1922 г. был создан Научно-исследовательский институт химии (НИИХ), возглавивший всю научно-исследовательскую работу университета по химии. В числе первых аспирантов, проходивших аспирантуру в НИИХ, были Я.И.Герасимов, А.В.Новоселова, М.И.Кобозев, А.А.Баландин, М.Б.Турова-Поляк, впоследствии – виднейшие ученые-химики и профессора МГУ. В 1927 году в рамках института проходили аспирантуру 18 человек.

К 1926 г. к учебно-вспомогательным учреждениям химического отделения относились 5 лабораторий: органической и аналитической химии (рук.Н.Д.Зелинский), неорганической химии (рук. А.В.Раковский), физической химии (рук. Е.И.Шпитальский), термохимии (рук. И.А.Каблуков), технической химии (рук. А.М.Настюков), агрономической химии (рук. А.Н.Лебедев). Указанная организационная структура способствовала созданию в университете особенно благоприятных условий для подготовки высококвалифицированных кадров химиков в плане их профильной специализации, что закономерно привело к созданию в 1929 г. химического ф-та.

Библиография

  1. Документы и материалы по истории Московского университета второй половины XVIII века. / Под общ.ред. академика М.Н. Тихомирова. В 3-х томах. М.: Изд-во Моск. ун-та. 1960 – 1963.
  2. Кулакова И.П. Университетское пространство и его обитатели. М.: Новый Хронограф. 2006.
  3. Марковников В.В. Исторический очерк химии в Московском университете // Ломоносовский сборник. Материалы для истории развития химии в России. М.: Товарищество типографии А.И. Мамонтова. 1901. (Химия в университетах России: путь в полтора столетия (Ломоносовский сборник) : Репринт. Воспроизведение изд. 1901 г. / МГУ им. М.В.Ломоносова. — М. : Логос, 2004)
  4. Фигуровский Н.А., Быков Г.В., Комарова Т.А. Химия в Московском университете за 200 лет (Краткий исторический очерк). М.: Изд-во Моск. ун-та. 1955.
  5. Химический факультет Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова/ Отв. ред. В.В.Лунин. М.: Ателье профессиональной печати, 2009.

Е.А.Зайцева (Баум)




Сервер создается при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований
Не разрешается  копирование материалов и размещение на других Web-сайтах
Вебдизайн: Copyright (C) И. Миняйлова и В. Миняйлов
Copyright (C) Химический факультет МГУ
Написать письмо редактору