ChemNet
 
Химический факультет МГУ

Воспоминания о П.А.Ребиндере
Измайлова В.Н.

Cчастливых 20 лет на кафедре коллоидной химии химического факультета МГУ

Воспоминание об академике АН СССР Петре Александровиче Ребиндере, заведующем кафедрой коллоидной химии химического факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова с 1942 по 1972 г., о периоде его работы в новом здании на Ленинских горах (1953-1972), я начала писать накануне очередных Ребиндеровских чтений, которые традиционно проводятся на химическом факультете МГУ в день рождения Петра Александровича 3 октября. В этот раз (1997 год) заседание было посвящено памяти доктора химических наук Е.Е.Сегаловой в связи с 80 летием со дня ее рождения. Е.Е.Сегалова много и плодотворно работала на кафедре коллоидной химии с Петром Александровичем в области структурообразования минеральных вяжущих веществ.

На 23 Ребиндеровских чтениях были представлены доклады Е.Д.Щукина "Развитие учения П.А.Ребиндера о конденсационном структурообразовании" и доклад В.Н.Измайловой, В.В.Родина, Г.П.Ямпольской, З.Д.Туловской, П.В.Нусса, А.Н.Овчинникова "Релаксационные характеристики воды при твердении цемента в присутствии неионогенных поверхностно-активных веществ (по данным ЯМР)", являющиеся развитием учения П.А.Ребиндера и Е.Е.Сегаловой о коагуляционном и конденсационно-кристаллизационном структурообразовании в дисперсных системах.

Многие из авторов лично знали Петра Александровича и с ним работали, другие учились на его трудах. По-видимому, среди авторов докладов я знала Петра Александровича раньше всех. Это связано с тем, что мой отец профессор Измайлов Николай Аркадьевич (заведующий кафедрой физической химии Харьковского государственного университета (ХГУ) с 1945 по 1961 г.) был давно знаком с Петром Александровичем, и в нашем доме часто вспоминали о Петре Александровиче и говорили как об интересном с энциклопедическими знаниями человеке и как о гениальном ученом.

Петр Александрович был связан научными интересами со многими учеными г. Харькова (проф. Я.Е.Гегузин, О.П.Мчедлов-Петросян, С.С.Уразовский, И.М.Лившиц, Л.С.Палатник, С.Г.Телетов - заведующий кафедрой коллоидной химии в ХГУ и многие другие). Когда Петр Александрович приезжал в ХГУ, он был окружен "полислоем", (если использовать термин коллоидной химии из раздела адсорбции) маститыми и начинающими учеными, которые обсуждали с П. А. свои научные проблемы, и П. А. мгновенно схватывал суть и давал бесценные советы. Когда же были явные "ляпы" и ошибочные суждения, П. А. всегда находил мягкую форму, не унижающую "заблуждающегося первооткрывателя".

Петр Александрович был глубоко порядочным, смелым, честным и справедливым ученым. В этом я могла убедиться сама в очень трудные и тревожные дни для моего отца. Это был 1952 год. В научной среде бесчинствовали "лжеученые". Они разгромили генетиков в биологии и принялись за химиков, пытаясь уничтожить ученых , развивающих теорию резонанса. Этого показалось мало и тут уже добрались до теории растворов, которую развивал мой отец Н. А. Измайлов.

На 20 ноября 1952 года было назначено расширенное заседание Ученого совета химического факультета ХГУ по вопросу применения термодинамики для описания свойств растворов. Фактически моего отца обвиняли в "идеализме". Среди членов расширенного ученого совета (с приглашением профессоров-гуманитариев) специалистами по обсуждаемой проблеме были только мой отец и его сотрудники. В те времена серьезные вопросы могли решаться, в том числе и о теории активности в растворах, просто большинством голосов.

Для отца необходимо было заручиться поддержкой авторитетных ученых - специалистов в области теории активности. На семейном совете решили, чтобы в Москву к П. А. Ребиндеру, А. Н. Фрумкину и В. К. Семенченко поехала я (тогда студентка IV курса химического факультета ХГУ) и попросила,если это возможно, в письменном виде отразить их отношение к теории активности и коэффициенту активности. Все ученые тут же написали о полезности такого подхода в теории растворов и тем самым поддержали и уберегли моего отца, и всю физическую химию от погромов.

Когда я приехала в Москву, то сначала я пошла домой к Петру Александровичу. Он и его семья [жена - Елена Евгеньевна, дочери Аля (Елена Петровна) и Марьяша (Марианна Петровна), мама (Анна Петровна)] очень тепло меня встретили. Петр Александрович говорил, показывая на меня, смотрите, какая молодая и уже помогает отцу. И тут же он сказал, как только закончите ХГУ, приезжайте ко мне в аспирантуру в МГУ. Это посещение фактически определило мою судьбу. Я так и сделала, как сказал Петр Александрович, и никогда об этом не пожалела.

Петр Александрович стал диктовать Елене Евгеньевне письмо, которое было прочитано на расширенном Совете ХГУ, практически и решившим голосование членов расширенного Совета. Авторитет П. А. Ребиндера был очень велик. Письмо академика П. А. Ребиндера было опубликовано в журнале "Ученые записки" том XL VII " Труды научно-исследовательского института химии", Из-во ХГУ им. А. М. Горького, Харьков 1953 г. с.282-283.

Дискуссия в ХГУ была завершена, работы Н.А. Измайлова развивались далее, я готовилась к поступлению в аспирантуру к Петру Александровичу Ребиндеру. Вступительные экзамены я сдала в сентябре-октябре 1953 г. В этом году впервые занятия начинались в новом здании на Ленинских горах. Деканом химического факультета была акад. А. В. Новоселова. Просторные помещения, красивая мебель, новые приборы, сделанные по специальному заказу, многие из которых до сих пор служат в практикуме по коллоидной химии (определение краевого угла смачивания, измерение поверхностного натяжения методом наибольшего давления в пузырьках и каплях, определение адсорбции и расчет удельной поверхности активированного угля, определение дзета-потенциала из измерений электрофоретической подвижности,седиментационный анализ и т. д.). Заведующим практикумом был доц. Б.Я.Ямпольский, много сделавший для его оснащения.

Моими научными руководителями по подготовке кандидатской диссертации были П. А. Ребиндер и Е. Е. Сегалова. Тема диссертационной работы первый раз обсуждалась с П. А. Ребиндером в Ботаническом саду МГУ 20 октября 1953г. Был ясный, теплый, солнечный день, деревья были окращены во все цвета радуги. П. А. очень быстро переходил от дерева к кусту, поднимал красивые листочки, показывал на цветы и говорил о новом направлении - структурообразовании в минеральных вяжущих веществах, относящемся к физико-химической механике, которое вместе с Е.Е.Сегаловой он будет развивать в ближайшее время. Вперемежку П.А. говорил о достоинствах черенков роз, которые он купил на дачу в Луцино.

Тема моей кандидатской диссертации была "Исследование процессов кристаллизационного структурообразования в суспензиях полуводного гипса".

Поставленная П.А. Ребиндером и Е.Е. Сегаловой цель работы заключалась в физико-химическом исследовании закономерностей и механизма процессов структурообразования при твердении полуводного гипса. Основная задача заключалась в выяснении причин и условий возникновения прочной структуры твердения, а также путей управления прочностью этой структуры. Различные представления, имеющиеся в литературе, приводили к общему выводу, что выкристаллизовывание двуводного гипса из пересыщенного раствора, образующегося при растворении полуводного гипса или предварительно возникших коллоидных частиц дигидрата, приводит к образованию кристаллического сростка, который и представляет собой структуру твердения.

Для научной школы П.А. Ребиндера было характерным использование нескольких методов исследования, позволяющих всесторонне рассматривать явление.

Детальные исследования процессов структурообразования в суспензиях полуводного гипса, проводимые сотрудниками и аспирантами П.А.Ребиндера, позволили выделить три этапа твердения гипса:

1) Индукционный период структурообразования, соответствующий возникновению в суспензии коагуляционной структуры исходных кристаллов полуводного гипса и возникших новообразований - кристаллов дигидрата.

2) Возникновение и развитие кристаллизационной структуры двуводного гипса, которая в отличие от первичной коагуляционной структуры, необратимо разрушается при механическом воздействии.

3) Снижение прочности возникшей кристаллизационной структуры в условиях влажного хранения за счет создающихся внутренних напряжений и явлений перекристаллизации (растворение мелких кристаллов и роста крупных). Структуры твердения являются термодинамически неустойчивыми, во влажных условиях самопроизвольно необратимо разрушаются кристаллизационные контакты (участки срастания между кристаллами) в результате растворения.

П.А.Ребиндера всегда интересовало влияние ПАВ. В нашей работе было показано, что ПАВ, введенные в воду, удлиняют индукционный период структурообразования гипса, позволяют повысить прочность за счет умешьшения водо-твердого отношения (В/Т). При постоянном В/Т добавки поверхностно-активных веществ обычно снижают прочность за счет блокировки контактов между кристаллами.

Основные закономерности, обнаруженные при исследовании твердения гипса (1957) проявились затем и при исследовании цемента (процессов твердения) и отдельных мономинеральных вяжущих, входящих в состав цементов, в работах аспирантов и соискателей под руководством П.А.Ребиндера и Е.Е.Сегаловой (до 1965 г.) (Е.А.Амелина, С.И.Конторович, Б.И.Смирнов, З.Д.Туловская, Т.К.Бруцкус, Е.С.Соловьева, Р.Р.Саркисян, Ежи Стоклоса (Польша), Ду Ю Жу (Китай) и др).

Петр Александрович был очень увлечен этими работами и часто их обсуждал. Иногда эти обсуждения проходили в Доме ученых, председателем которого он был много лет. Обычно это было вечером в красивой столовой Дома ученых на втором этаже. Петра Александровича всегда ждала официантка с обедом (приготовленном по вкусу П. А., так как к некоторым продуктам у него была аллергия). Обедом П.А.Ребиндер делился с Евгенией Ефимовной Сегаловой и мною. Там же он рассказывал различные "смешилки".

Петр Александрович классифицировал фамилии знакомых ему людей по разным признакам: насекомые (Пчелин, Мухин, Осин, Комаров, Блохин, Муравьев); вредные (Шкодин, Злобин, Каверзнева); шахматные (Пешкова, Шахова, Конева, Королева); внебрачных детей (Полковников, Царев, Капитанов, Майоров, Солдатов). Однажды П.А.Ребиндеру принесли статью на представление в"Доклады Академии наук СССР" Комаров, Блох и Ловля, он сказал, что представит, если авторы согласятся поменять местами фамилии. Статья вышла с перечнем авторов "Ловля, Блох и Комаров".

Петра Александровича всегда интересовали закономерности структурообразования высокомолекулярных веществ и высокомолекулярные вещества в коллоидном состоянии. На кафедру коллоидной химии МГУ для чтения лекций студентам и аспирантам приглашались крупные ученые: акад. В.А.Каргин, проф. В.А.Пчелин, проф. С.С.Воюцкий.

В 1955 году В.А. Каргин, будучи профессором кафедры коллоидной химии, организовал и возглавил кафедру высокомолекулярных соединений на химическом факультете МГУ. П.А.Ребиндер предоставил помещение (до постройки корпуса А) и передал из практикума по коллоидной химии ряд задач (вискозиметрия, набухание). Некоторое время кафедра коллоидной химии и кафедра высокомолекулярных соединений имели общую комсомольскую, профсоюзную и партийную организации. Петр Александрович очень любил и тепло относился к первым ученикам В.А.Каргина (теперь академики РАН В.А.Кабанов, Н.А.Платэ и Н.Ф.Бакеев), был оппонентом по докторской диссертации Н.Ф.Бакеева. На этой защите проходили интересные и глубокие дискуссии по вопросам фазовых превращений в высокомолекулярных системах. Несовпадающие точки зрения никак не переносились на результаты голосования и на высокую научную оценку диссертанта.

Вместе с тем, Петру Александровичу хотелось развивать коллоидную химию высокомолекулярных соединений и на собственной кафедре, и он пригласил на кафедру профессора В.А.Пчелина - специалиста в области поверхностных явлений в белковых системах. После окончания аспирантуры меня распределили на кафедру в группу проф. В.А.Пчелина. П.А.Ребиндер принимал активное участие в разработке программ основных направлений развития коллоидной химии белковых веществ. Среди них были вопросы солюбилизации практически нерастворимых в воде органических соединений макромолекулами белков; зависимость солюбилизации от природы белка, конформационного состояния и т. д. В то время господствовало предположение, что при контакте белков с органической фазой белки денатурируют.

По этим вопросам я делала доклад на кафедре в кабинете у П.А., очень много готовилась и, как мне казалось, обстоятельно отвечала на все задаваемые мне вопросы. Прилюдно П.А. меня похвалил, а потом сказал, что если я так много буду читать и искать ответы по чужим опубликованным материалам, то никогда не смогу придумать своего оригинального. Этот совет Петра Александровича я передаю и всем аспирантам и дипломникам, которые специализируются по коллоидной химии белковых веществ. И действительно: нами совместно с аспирантами (Г.П.Ямпольской и А.В.Волынской) были обнаружены закономерности солюбилизации, удалось доказать рядом методов, что белки не денатурируют при контакте с органической фазой. Более того,если это ферменты, то после солюбилизации органики меняется только константа Михаэлиса, а константа каталитическая остается той же.

Вторым важным направлением развития коллоидной химии белковых веществ П. А.Ребиндер определил "структурообразование в белковых системах". П.А.Ребиндер считал, что одной из важнейших проблем коллоидной химии (физической химии дисперсных систем и поверхностных явлений в них), следует считать образование пространственных структур различного рода в дисперсных системах и управление процессами структурообоазования и свойствами дисперсных структур, прежде всего их механическими свойствами (деформационными и прочностными). Развитие этого раздела коллоидной химии в значительной мере способствовало возникновению самостоятельной области химической науки – физико-химической механики дисперсных структур и материалов. Задачей новой области знания, объединяющей ряд проблем реологии, молекулярной физики, физики твердого тела, механики материалов и технологии их производства, П.А.Ребиндер видел прежде всего установление механизма и закономерностей процессов образования, деформации и разрушения дисперсных структур различного типа.

П.А. Ребиндер говорил, что решение этой задачи позволит получать дисперсные высокопрочные материалы и структурированные системы с заданными свойствами с помощью оптимальных технологических процессов переработки разнообразных веществ в качестве исходного сырья.

Неоднократно на лекциях и научных семинарах П.А.Ребиндер говорил, что перед химической наукой стоят две важнейшие задачи: синтез новых веществ путем химических превращений и переработка этих веществ в конечные материалы и изделия. Вторая задача и решается физико-химической механикой материалов. Петр Александрович считал, что фазовые равновесия в высокомолекулярных системах, особенно содержащих кристаллизующиеся полимеры, могут быть не менее сложными, чем в металлических сплавах, силикатных или солевых системах. Физико-химический анализ и изучение фазовых равновесий должны сделаться столь же обязательным вспомогательным методом исследования в "полимероведении" - учении о полимерных материалах, какими они уже давно сделались в металловедении, химии силикатов, галлургии, технологии жиров и углеводородных систем. Без точного знания всех особенностей диаграмм состояния изучаемых высокомолекулярных систем нельзя правильно оценить характер наблюдаемых в таких системах структурных превращений, чаще всего связанных с возникновением новых дисперсных фаз.

Гели и студни различной природы были с давних пор предметом изучения в коллоидной химии. Возникновение в структуре каркаса обусловливает специфические механические свойства гелей, такие как прочность, обратимая деформация, отсутствие течения, эластичность. Однако характер этой возникающей сетки, природа связей и контактов, механизм гелеобразования и термодинамические свойства гелей являются до сих пор предметом изучения многих исследователей.

В последней (посмертной "Наука" 1974г.) монографии В.Н. Измайловой и П.А.Ребиндера "Структуробразование в белковых системах", обобщающей наши работы, в том числе и аспирантов Г.П.Ямпольской, А.Ф.Эль-Шими, Л.Е.Бобровой, А.С.Жолболсыновой, М.Н.Панкратовой, Б.Фалязи, были рассмотрены закономерности образования пространственных дисперсных струкртур в белковых системах, которые позволили отметить важные черты процессов образования новой дисперсной фазы из пересыщенных растворов полимеров. Так, гелеобразование всегда связано с конформационными изменениями макромолекул, приводящими к уменьшению растворимости полимеров. В результате из пересыщенных растворов возникают агрегаты макромолекул, т. е. частицы новой лиофильной фазы. Их накопление вызывает в дальнейшем возникновение прочных дисперсных структур. Сращивание частиц новой полимерной фазы с образованием большого числа контактов между ними (водородных, ван-дер-ваальсовых или гидрофобных взаимодействий) и приводит к появлению структур гелей различного типа, характеризующихся твердообразными механическими свойствами.

Управлять прочностными свойствами полимерных дисперсных структур можно меняя природу макромолекул (что обеспечивается возможностями химической модификации), а также путем изменения рН среды, концентрации, ионной силы раствора, температуры и добавкой модифицирующих агентов. Исследования кинетики гелеобразования биополимеров показали, что скорость нарастания прочности гелей тем больше, чем выше концентрация высокомолекулярного вещества в системе, и зависит от заряда макромолекулы и температуры формирования геля. Причем оценка энтальпии контактов, возникающих при гелеобразовании (как это показано на примере желатины), позволяет проследить за изменением числа и природы связей между элементами структуры геля.

В развитии, созданной П.А.Ребиндером новой науки - физико-химической механики принимали участие практически все сотрудники кафедры коллоидной химии МГУ, отдела дисперсных систем Института физической химии АН СССР и коллеги из других республик. Петр Александрович умело координировал и направлял развитие коллоидной химии и физико-химической механики в СССР. Это координирование проводилось через Научный Совет по коллоидной химии и физико-химической механики, председателем которого был П. А. Ребиндер, на многочисленных научных конференциях, где П.А.Ребиндер неизменно был организатором и просто в своей повседневной работе.

Однажды к Петру Александровичу приехал проф. Михаил Ильич Усанович (зав. каф. физической химии университета в г. Алма-Ата). На этот разговор Петр Александрович пригласил меня. Речь шла об организации кафедры коллоидной химии в Алма-Атинском университете. Проф. М.И.Усанович сказал, что есть способный молодой человек, кандидат химических наук, который сможет возглавить кафедру коллоидной химии, если ему помочь. Этим молодым человеком был, теперь профессор, д. х. н., заведующий кафедрой коллоидной химии и энзимологии К.Б.Мусабеков, который уже и сам подготовил докторов химических наук С.Б.Айдарову и Ж.А.Абилова и многих кандидатов наук. Некоторые из них работали на кафедре коллоидной химии МГУ (А.Кенжебеков). На кафедру коллоидной химии МГУ К.Б.Мусабековым были направлены студенты из Казахстана и многие сотрудники повышали свою квалификацию по линии ФПК (Т.И.Юй, И.К.Омарова, А.И.Изимов, В.Пальмер и др.).

Основные положения научного направления кафедры коллоидной химии в Университете Алма-Аты позднее опубликованы в нашей совместной монографии (К.Б.Мусабеков, Б.А.Жубанов, В.Н.Измайлова, Б.Д.Сумм "Межфазные слои полиэлектролитов (синтетические полимеры)", "Наука" Казахской ССР Алма-Ата, 1987 г.)

Академик АН УзССР Карим Садыкович Ахмедов - крупный ученый в области коллоидной химии, физико-химической механики и физико-химии полимеров, создатель школы химиков-коллоидников в Узбекистане, так же как и его ученики (И.Н.Шпилевская, Л.Ю.Юнусов, С.С.Хамраев, Э.А.Арипов, Ф.Л.Глекель, Г.Н.Вирская, С.А.Зайнутдинов, И.К.Сатаев, З.У.Усманов, И.К.Кадыров, С.Н.Аминов, А.Т.Ахмеджанова) на кафедрах коллоидной химии Ташкентского университета и Ташкентского политехнического института, института химии АН Уз СССР поддерживали тесную связь с Петром Александровичем Ребиндером. У многих Петр Александрович или его ученики были научными консультантами по работе, оппонентами на защитах, преподаватели проходили стажировку на кафедре коллоидной химии МГУ, сотрудники кафедры (МГУ) читали лекции в Ташкенте.

На Украине, на территории Советского Союза был единственный институт по коллоидной химии и химии воды. Академик АН УССР Ф. Д. Овчаренко был много лет его директором. Фактическим лидером коллоидной химии и физико-химической механики на Украине был Федор Данилович Овчаренко - ученик академика Антона Владимировича Думанского - как его теперь называют "дедушка коллоидной химии". Ежегодно 22 июня, в день рождения акад. А.В.Думанского устраивались конференции по коллоидной химии и физико-химической механике. В них участвовали ученые - коллоидники всего Советсвого Союза, все было организовано с размахом и был своеобразный смотр научных достижений. Петр Александрович много в неформальной обстановке общался с Федором Даниловичем и они друг другу помогали при решении многих проблем. Одно время Федор Данилович был секретарем Центрального Комитета Коммунистической партии Украины, и естественно, у него были дополнительные возможности влиять на развитие коллоидной химии и физико-химической механики как на Украине, так и в Советском Союзе. О личности Федора Даниловича можно писать отдельное воспоминание, и оно также вызовет только приятные эмоции как у пишущего, так и у читающего.

В 1957 г. организовался научный центр в Новосибирске. Петр Александрович для развития коллоидно-химического направления послал своего с проф. А. Б. Таубманом ученика А.Ф.Корецкого, а затем туда поехал П.М.Кругляков (ученик проф. П.Р.Таубе). Молодые ученые успешно работали, создали работоспособный коллектив, пошли защиты кандидатских диссертаций, было много интересных практических разработок. А.Ф.Корецкий, используя теорию П.А.Ребиндера о лиофильных дисперсных системах на основе композиций ПАВ, приготовил микроэмульсионные системы (с температурой инверсии фаз около 50o С), которые многократно использовались (ресурсо сберегающая технология) для отмывки танкеров от нефти. В те годы на Кубу возилась нефть, а обратно сахар в одних и тех же емкостях.

Частыми желанными гостями на кафедре коллоидной химии у Петра Александровича были, тогда еще совсем молодые, ныне зав. каф. коллоидной химии в Санкт-Петербургском Университете и председатель Научного совета по коллоидной химии и физико-химической механике РАН акад. РАН А.И.Русанов и проф. А.А.Абрамзон (профессор Санкт-Петербургского Технологического института). Мне представляется, что на их творчество повлияло общение с Петром Александровичем. Я могу судить по публикациям. В беседах со мной А.А.Абрамзон всегда подчеркивал, что считает себя учеником Петра Александровича, и что он такой же романтик.

Петра Александровича всегда интересовали проблемы коллоидной химии в нефтяной промышленности. У него было много контактов с различными учеными в СССР. Мне запомнились встречи П.А.Ребиндера с проф. И.Л.Мархасиным (Уфа, институт нефти).

С автором книги "Коллоидная химия синтетических латексов" (1984г.) проф. Р.Э.Нейманом (Воронежский университет) Петра Александровича связывали как профессиональные интересы, так и организация Всесоюзной конференции в г. Воронеже в 1968 году.

Самоотдача П.А. Ребиндера на конференциях достойна подражания нынешних и будущих ученых. Он слушал все доклады, задавал вопросы и участвовал в дискуссиях. Собственные выступления П.А.Ребиндера были всегда очень яркими, понятными, он владел ораторским искусством и собирал огромные аудитории.

Это относится к докладам П.А.Ребиндера и на международных конференциях. В 1968 году в августе месяце на V международном конгрессе по химии ПАВ (Барселона, Испания) у П.А.Ребиндера был пленарный доклад. Это время совпало с августовскими событиями в Чехословакии. На многих международных конференциях объявляли бойкот советским участникам, но не там, где делегацию ученых возглавлял П.А.Ребиндер.

Конгресс проходил в специальном здании с комплексом больших и малых аудиторий, с телевизорами в холлах, передающими заседания всех секций. Здание и аудитории были украшены флагами участников всех стран. Петр Александрович доклад делал на великолепном французском языке. Сначала аудитория со сдержанным вниманием слушала доклад. Петр Александрович во время доклада, при необходимости перевести слайд на другую демонстрацию, обычно говорил "мерси", но в этот раз, по-видимому, что-то "заело", он снова сказал "мерси", снова слайд не поменялся, затем П.А. сказал по-испански "муча грациас" и слайд поменяли. Зал взорвался аплодисментами, слушали с восторгом.

Мы все были горды, что работаем с таким великим ученым. Доброжелательность и уважительное отношение ученых всего мира к Петру Александровичу переносились и на нас. На конференции П. А. знакомил нас, тогда еще молодых сотрудников, с известными учеными.

Доклад П.А. Ребиндера на конгрессе в Испании назывался "Взаимодействие поверхностных и объемных свойств растворов поверхностно-активных веществ". Доклад содержал 9 пунктов. Один из них относится к проблемам коллоидной химии в биологии и медицине: "ПАВ с их замечательной способностью образовывать адсорбционные слои на границах раздела фаз приобретают все большее значение для научного обоснования наиболее физиологически (фармакологически) активных веществ, эффективно влияющих на деятельность живого организма. Поверхностная активность может сильно зависеть от природы поверхности раздела фаз, поэтому следует измерять ее для "модельной", жидкой границы, наиболее близкой к реально имеющейся в месте действия. Такова граница водный раствор/масло (липоидная среда), моделирующая раздел фаз в живой структуре органа.

Наиболее интенсивное физиологическое действие соответствует насышению адсорбционного слоя. Оно достигается при тем меньшей концентрации вещества в объеме раствора, чем выше его поверхностная активность.

Этот общий принцип справедлив для таких активных веществ, как анестезирующие и обезболивающие вещества, наркотики, вещества, активизирующие, или, наоборот, угнетающие дыхательную функцию. Этот же принцип - естественное развитие воззрений Траубе составляет, очевидно основу действия активных веществ на живые организмы в очень малой (гомеопатической) концентрации. Добавки ПАВ способствуют усвоению и перевариванию пищи и прежде всего жиров. В этом отношении решающее значение имеют наиболее типичные биологические ПАВ - холевые кислоты желчи. Многие витамины обладают резко выраженной поверхностной активностью и способствуют усвоению пищи. Диспергирующее (пептизирующее) действие ПАВ повышает проницаемость живых клеточных мембран по отношению к физиологически активным и питательным веществам, способствуя росту тканей организмов и делению клеток. Если же поры мембраны гидрофобны, то ПАВ может повысить проницаемость, проявляя смачивающее действие, т. е. изменяя знак капиллярного давления в сторону капиллярного всасывания на менисках в тонких порах. Само же ПАВ всегда обладает повышенной проницаемостью вследствие поверхностной диффузии, т.е. стремления молекул адсорбционного слоя к распространению по возможно большей поверхности.

Многие из этих биологических применений ПАВ определяются не самим пониженным значением межфазного натяжения, а связанным с ним образованием адсорбционного слоя ПАВ на фазовой границе со всеми последствиями, определяемыми свойствами этого слоя. Само же межфазное натяжение приобретает основную роль только тогда, когда оно становится очень малой величиной. При межфазном натяжении порядка десятых или сотых долей мДж/м2, как известно, при обычной температуре возникает условие, близкое к спонтанному диспергированию - образуется коллоидная эмульсия или суспензия под влиянием таких незначительных воздействий, как, например, конвекционные потоки в жидкой дисперсионной среде, вызванные местными изменениями температуры. Такое спонтанное диспергирование под влиянием добавок мылоподобных ПАВ ведет к образованию эмульсий, хорошо усваиваемых организмами и поэтому особенно эффективных в отношении токсического (пестициды) или фармакологического действия (лекарственные эмульсии) или, наконец, в качестве пищевых эмульсий".

Это заключение доклада П.А. Ребиндера современно и относится к коллоидно-химическим проблемам науки о жизни "Life science", которые развиваются и сейчас на кафедре (V.N.Izmailova, G.P.Yampolskaya "Properties of Protein Layers of Liquid Interfaces. Monograph in "Proteins at Liquid Interfaces, in "Studies of Interface Science. D.Mobius and R.Miller (Eds) vol 7, Elsevier, Amsterdam, Elsevier, 1998, p.103-148).

Во время конференции в Испании всех участников пригласили на корриду. Петр Александрович отказался и сказал :"Я любитель животных". Зато когда мы были в музее "Прадо" и во дворце "Эскуриал", Петр Александрович наслаждался живописью Эль-Греко, Гойи, Веласкеса, Мурильо. Он с удовольствием рассказывал о сюжетах картин и о творчестве великих мастеров. Великолепно П.А.Ребиндер знал историю Испании, впрочем как и многих других стран.

Большой вклад П.А. Ребиндер внес сформулированным им фактором устойчивости - "Структурно-механический барьер". Вхождение в науку "Структурно-механического барьера по Ребиндеру" как сильного фактора стабилизации был не простым. В 1961 году на страницах Коллоидного журнала были напечатаны дискуссионные статьи по проблеме устойчивости, В статье П.А.Ребиндера и А.Б.Таубмана "Замечания к вопросу об агрегативной устойчивости дисперсных систем" (т. 23, 359, 1961) было написано: "Проблема агрегативной устойчивости - без сомнения основная и наиболее своеобразная проблема коллоидной химии. Вместе с тем эта главная проблема наименее разработана и вызывает до сих пор горячие дискуссии, несмотря на обширный экспериментальный материал как лабораторно-исследовательского, так и промышленно-технологического характера".

В это время проф. С.С. Воюцкий готовил учебник "Курс коллоидной химии". Петр Александрович попросил меня быть научным редактором этого учебника и особенно обращал мое внимание, чтобы С.С.Воюцкий в гл. IX "Устойчивость и коагуляция коллоидных систем" правильно отразил положение о структурно-механическом барьере.

Я с огромным удовольствием приняла предложение П.А.Ребиндера и С.С.Воюцкого быть научным редактором учебника. Для меня это было шансом работать над проблемами коллоидного образования с такими крупными учеными в неформальной обстановке. Работа проходила следующим образом. Сначала я читала учебник и делала разного рода замечания. Затем их согласовывала с П.А.Ребиндером и С.С.Воюцким. Результатом было то, что С.С.Воюцкий включил в гл. IX представления о структурно-механическом барьере устойчивости в редакции П.А.Ребиндера.

Мои замечания и предложения к учебнику С.С.Воюцкого были изложены на 74 страницах машинописного текста. С окончательным вариантом замечаний мы работали с Петром Александровичем на даче в Луцино. Там днем играли в теннис. Елена Евгеньевна нас обихаживала, на большой веранде проходила трапеза с неизменным компотом из ревеня и хорошо заваренным чаем. У ног Петра Александровича ластилась немецкая овчарка, по кличке Урс. Мне все это очень импонировало. Петр Александрович прочитал мой опус и сказал, что все хорошо и по деловому написано.

Дискуссия по структурно-механическому барьеру в устойчивости дисперсных систем привела к тому, что первому моему совместно с П.А.Ребиндером аспиранту из Египта А.Ф.Эль-Шими была сформулирована тема, относящаяся к развитию представлений о структурно-механическом барьере. И уже в 1966 г. в Берлине на III международном конгрессе по поверхностно-активным веществам, мы представили доклад, в котором были результаты по корреляции времени жизни элементарных газовых пузырьков и капель (по методу, предложенному П.А.Ребиндером и Е.К.Венстрем в 1932 г.) и реологическими параметрами межфазных адсорбционных слоев желатины (определенных на приборе Ребиндера и Трапезникова) при широком варьировании концентрации, рН среды, температуры и добавок низкомолекулярных поверхностно-активных веществ в масляную фазу.

На конференции в Берлине нас встречал д-р Х. Зоннтаг (ранее он 1957-1958 годы работал на кафедре коллоидной химии МГУ). Его работы посвящены вопросам устойчивости, в том числе и при стабилизации высокомолекулярными соединениями. В "Colloids and Surfaces " в 1998 г. в номере, посвященном памяти Х.Зоннтага в 1998 году должна выйти статья "V.Izmailova, G.Yampolskaya "Concentrated emulsions stabilized by macromolecules and the contributions of Hans Sonntag to this scientific field" . Colloids and Surfaces A: Physicochemical and Engineering Aspects 1998.

Во время путешествия по Германии (ГДР) в Саксонской Швейцарии Петр Александрович, неожиданно для всех, взобрался на перила моста, который был проложен над пропастью, и пошел по перилам, не теряя равновесия. У меня осталась фотография этого эпизода, когда я на нее смотрю, у меня перехватывает дух.

На конференции в Берлине П.А. Ребиндер и его сотрудники встречались как старые друзья с болгарскими учеными А.Д.Шелудко, Д.Платикановым и Д.Эксеровой. Теперь Д.Платиканов заведующий кафедрой физической химии Софийского университета, а Д.Эксерова заведует отделом в институте физической химии БАН. В 1997 году они организовали в Софии 9 международную конференцию по поверхностной и коллоидной химии. Эта конференция была посвящена памяти акад.А.Д.Шелудко.

На конференции в Софии был доклад Е.Д.Щукина "Развитие физико-химической механики в трудах Петра Александровича Ребиндера и его школы". Мой доклад "Реологические свойства межфазных адсорбционных слоев белков" также демонстрировал развитие идей П.А.Ребиндера об определяющей роли реологических параметров межфазных слоев стабилизатора в устойчивости пленок, эмульсий и пен. Многие докладчики вспоминали имя Петра Александровича.

Условия для реализации структурно-механического барьера устойчивости по Ребиндеру включают адсорбцию стабилизатора на межфазной границе с образованием межфазного слоя, обладающего механическими свойствами, и одновременную лиофилизацию межфазной границы. Известно, что адсорбция белков сопровождается снижением поверхностного и межфазного натяжения, а достаточно большое содержание воды в межфазном слое позволяет считать, что сложная константа Гамакера близка к соответствующей величине воды (10-21 Дж). Таким образом, структурно-механическией барьер может проявляться на стадиях коагуляции и коалесценции. Стабилизирующее действие структурно-механического барьера в устойчивости пен и эмульсий было исследовано также при изучении соответствующих тонких пленок (свободных и эмульсионных), а также макродисперсий - пен и эмульсий. Известно, что устойчивость первичных (обычных) свободных черных пленок, стабилизированных низкомолекулярными ПАВ, описываются теорией ДЛФО. Причины устойчивости вторичных (ньютоновских) пенных пленок не были установлены.

В последние годы жизни П.А. Ребиндер неоднократно обсуждал проблему устойчивости этих систем с А.Д.Шелудко и в результате дискуссий сложилось впечатление об определяющей роли реологических свойств адсорбционных слоев и пленок в устойчивости вторичных пенных пленок. В 1971 году был заключен договор о творческом содружестве между Московским и Софийским университетами. Уже после смерти Петра Александровича, в рамках этого договора, который длится до сих пор (1998 г.) были впервые получены и изучены в совместных работах черные пленки белков.

Петра Александровича Ребиндера ценили и в Академии Наук СССР. Петр Александрович вместе с академиком М.В.Келдышем приглашен на празднование 50-летия Шведской Акакдемии Наук. Петр Александрович с восторгом рассказывал о приеме. В то же посещение Швеции ему преподнесли книгу с генеалогическим древом всего Ребиндеровского рода. Первое упоминание Ребиндеров относится к 1100 году (Иоган Ребиндер). Через 800 лет в книгу была внесена запись о рождении Петра Александровича.

В 1996 году, когда я была на Всероссийской конференции по поверхностно-активным веществам в г. Шебекино, проф. Б.Е.Чистяков отвез меня в музей г.Белгорода. В музее специальная комната отведена для галлереи портретов Ребиндеров.

На химическом факультете МГУ Петр Александрович был неизменным участником заседаний методической комиссии. Я в это время была заместителем председателя методической комиссии химического факультета и поэтому могла наблюдать за работой П.А.Ребиндера. Решались важные вопросы химического образования. Со смежными факультетами (математика - проф. Л.А.Тумаркин, физика - проф. В.Ф.Киселев) отбирались разделы математики и физики, необходимые для преподавания химии, особенно для физической и коллоидной химии. Здесь использовались знания П.А.Ребиндера как физика и математика (он закончил физико-математический факультет Московского университета в 1924 г.). Собирались представители всех кафедр: физическая химия (чл.-корр. Я.И.Герасимов и проф. А. В. Киселев), аналитическая химия (акад. И. П. Алимарин, доцент З.Ф.Шахова и проф. В.М.Пешкова), электрохимия (проф. Н.В.Федорович), неорганическая химия (акад. В.И.Спицин и проф. Л.И.Мартыненко), общая химия (проф. К.Г.Хомяков, проф. Г.Д.Вовченко, проф. Е.М.Соколовская), коллоидная химия (акад. П.А.Ребиндер и проф. В.Н.Измайлова), органическая химия (акад. А.Н.Несмеянов, проф. Р.Я.Юрьева и проф. Ю.К.Юрьев), химическая технология (акад. С.И.Вольфкович), химия высокомолекулярных соединений (акад. В.А.Каргин). П.А.Ребиндер уделял большое внимание составлению программы курса коллоидной химии, которая обсуждалась на методической комисси химического факультета, а далее утверждалась в министерстве высшего образования и становилась типовой для химических факультетов Государственных университетов.

В связи с этим содержание программы соотносилось с содержанием программ курсов физической химии, органической химии и высокомолекулярных веществ. Например, адсорбционные явления, строение и свойства адсорбционных слоев ПАВ, основы термодинамики адсорбции, уравнение Гиббса подробно рассматриваются в курсе коллоидной химии, а адсорбция из газовой фазы подробно излагается в курсе физической химии. Электрические свойства дисперсных систем и электрокинетические явления в связи с устойчивостью дисперсных систем читаются в курсе коллоидной химии, а основы теории строения двойного электрического слоя излагаются, как в курсе коллоидной химии, так и курсе физической химии ( этот раздел в курсе коллоидной химии рассматривается раньше, чем в курсе физической химии).

Синтез ПАВ читают в курсах органической химии, а их свойства и их роль в устойчивости пен, эмульсий, суспензий, эффекте Ребиндера, коллоидно-химических способах очистки акваторий в курсах коллоидной химии.

Высокомолекулярные вещества, находящиеся в коллоидном состоянии при фазоразделении на границах раздела фаз, в связи с их большой ролью в устойчивости- ("структурно-механический барьер по Ребиндеру"), составляют самостоятельный раздел в коллоидной химии и рассматриваются, естественно, в курсе коллоидной химии.

Результаты этих обсуждения отражены в статье П.А. Ребиндера "Коллоидная химия" в Большой Советской Энциклопедии.

На методической комиссии химического факультета решались также проблемы последовательности преподавания отдельных дисциплин химии. Однажды решили попробовать сначала студентов учить физической химии, а затем органической. Опыт не удался, пришлось опять все ставить на свои места. В 60-е годы был поставлен еще один эксперимент. В учебный план была введена длительная производственная практика для студентов 5-го курса. Общая продолжительность обучения была увеличена до 5,5 лет. Студенты один год работали на рабочих местах в разных институтах, получали зарплату, а вечером (16 часов в неделю) учились. Большую работу провел П.А.Ребиндер по организации рабочих мест для студентов (с ним мог сравниться только академик Я.М.Колотыркин - директор физико-химического института им. Л.Я.Карпова). В такой подготовке квалифицированных химиков минусов было больше, чем плюсов и от этого через 2 года отказались. Петр Александрович об этом предупреждал и был за разумный консерватизм в фундаментальном образовании.

Счастье тех студентов, аспирантов и докторантов, которым повезло учиться у Петра Александровича, слушать его лекции.

Я слушала все лекции Петра Александровича - все 20 лет моей учебы и работы на кафедре коллоидной химии. Два года я была лекционным ассистентом у Петра Александровича.

На лекциях П.А. Ребиндера слушатели получали сведения последних достижений самого П.А.Ребиндера. Он был в этом отношении очень щедр, и его лекции собирали не только студентов, но и ученых из многих учреждений. П.А.Ребиндер был прекрасным лектором, его лекции и доклады, полные глубокого содержания, были насыщены примерами из практики и теории науки.

Был краткий конспект лекций по коллоидной химии (составлен доц. К.А. Поспеловой). Лекции были проблемные. Давалось теоретическое и математическое обоснование основных законов. Лекции иллюстрировались опытами и плакатами. Содержали историческую справку, какой ученый первооткрыватель, кто принимал участие в развитии идей. Доводилось до сведения студентов состояние развития науки на сегодняшний день. Обозначались какие задачи и проблемы необходимо решать в ближайшее время. Указывалось на возможное практическое использование.

Для разрядки, чтобы снять усталость со студентов П.А. учил их правильной русской речи: "Нельзя говорить о себе кушаю, а нужно ем, а когда приглашаешь, то нужно сказать откушайте. Правильно говорить в связи с этим, в не в этой связи (это перевод с английского), нужно говорить моя жена, но Ваша супруга".

Лекции Петр Александрович читал хорошо поставленным голосом с удивительно приятным тембром. Речь сопровождалась паузами, была и разной громкости, все это способствовало усилению внимания студентов.

На лекции всегда была колбочка с крепким чаем, который неизменно более 30 лет заваривала Е.П.Арсентьева.

Студенты задавали традиционно два вопроса : 1) Что Вы пьете? И тут П.А. отвлекался и говорил о вреде алкоголя. 2) Любите ли Вы шахматы? П.А. отвечал, что умственную энергию талантливых шахматистов лучше было бы направить на научные изыскания.

Петр Александрович всегда был строго одет (костюм, рубашки с галстуком) в любую, даже очень теплую погоду, подчеркивая тем самым уважение к окружающим.

Продуманные и поставленные при Петре Александровиче лекционные демонстрации, до сих пор показывает А.М.Парфенова - хранительница этих опытов. Петр Александрович, когда опыт удавался, особенно движение лодочки на поверхности воды за счет двумерного давления, танец камфоры (танец "твист") , он говорил: "Какая прелесть, лучше лишний раз не пойти в Третьяковскую галерею и посмотреть опыты".

Историю химии и коллоидной химии П.А. всегда стремился донести до слушателей, показывая взаимосвязь и взаимное влияние открытий в разных областях естествознания. Один из докторантов П.А.Ребиндера проф. Н.А.Фигуровский заведовал кабинетом истории химии и читал лекции по истории. Под руководством проф. Н.А.Фигуровского и ст. н. с. Т.А.Комаровой (выпускница кафедры коллоидной химии 1946 г.) защищено несколько работ по истории коллоидной химии (Т.Т.Орловская, Т.В.Богатова).

Лекции П.А. Ребиндера имели большое последействие. Чл.-корр. И.В. Березин - основатель кафедры химической энзимологии, на одних из Ребиндеровских чтениях сказал, что идеи мицеллярного катализа ферментов, помещенных в обратные мицеллы ПАВ, были навеяны еще когда И.В.Березин слушал лекции Петра Александровича будучи студентом.

П.А. Ребиндер и Г. Хартли (США) (1933 г.) были основоположниками современных теорий мицеллообразования. Они, одновременно (и независимо) предложили идею о строении сферических мицелл в водных растворах ПАВ.

Однажды, когда я была у Петра Александровича дома, он мне показал пожелтевшую газету "Правда" за 1937 год, где подвал был посвящен мицеллам поверхностно-активных веществ (ПАВ) и было написано, что Петр Александрович жонглирует молекулами ПАВ, то их "хвостами" вместе в воде, то "головами" в неводных растворителях и как следствие - что П. А. шпион всех контрразведок всех империалистических держав.

Далее П.А. рассказал, что после выхода газеты замолчал телефон, никто с ним не разговаривал, все избегали встреч, и лишь Александр Наумович Фрумкин ночью по телефону, чтобы никто не слышал, обсуждал вопрос "Что делать?". Спас ситуацию Павел Игнатьевич Зубов. Он тогда был вхож в ЦК компартии и заступился за Петра Александровича. Петр Александрович всю жизнь был благодарен и акад. А.Н.Фрумкину, и проф. П.И.Зубову.

В статье А.Н. Фрумкина "Памяти друга" [П.А. Ребиндер. Избранные труды. Поверхностные явления в дисперсных системах. Коллоидная химия. "Наука" М. 1978г. с.13], написанной на одном дыхании, содержатся слова боли утраты друга и дается высокая оценка деятельности Петра Александровича: "Петр Александрович был выдающимся ученым, одним из лучших представителей Советской науки. Если наша страна прочно заняла ведущее положение в науке о поверхностных явлениях, одном из важнейших разделов современной физической химии, то это в первую очередь его заслуга".

Публичные выступления Петра Александровича отличались своей самобытностью. Только, в свойственной ему манере, он излагал мысли таким образом, что одна мысль заключалась в другой, другая в третьей и т.д. и вместе с тем сложно подчиненное предложение, было законченным. У меня складывался геометрический образ такого мышления Петра Александровича из области китайского искусства резьбы по кости, когда разные узорчатые, кружевные костяные шарики вырезаны один в другом.

Неординарными и не стандартными были высказывания П.А. и определения близких ему людей по службе, в данном случае речь идет о химическом факультете МГУ.

Все химики старшего поколения помнят образную речь П.А.Ребиндера на 60-летнем юбилее декана химического проф. И.Ф.Луценко (7 июня 1972 г.), когда П.А.Ребиндер сказал:"Вы великий иронизатор".

У Петра Александровича сложились хорошие деловые отношения со всей администрацией химического факультета.

Зам. декана по административно-хозяйственной работе А.А. Симацкий приглашал П.А.Ребиндера на вернисажи собственных картин, он хорошо рисовал. После смерти П.А.Ребиндера на мемориальной мраморной доске, которая установлена на кафедре коллоидной химии красивый шрифт букв был сделан А.А.Симацким.

ЗДЕСЬ РАБОТАЛ

ВЫДАЮЩИЙСЯ ФИЗИКО-ХИМИК

ГЕРОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ТРУДА

АКАДЕМИК

ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ

РЕБИНДЕР

ЗАВЕДУЮЩИЙ КАФЕДРОЙ КОЛЛОИДНОЙ ХИМИИ

В 1942 - 1972 г.г.

Перед вахтерами у входа П.А. Ребиндер всегда снимал шляпу. Ко всем П.А. обращался на Вы и по имени и отчеству (студентам тоже). С мужчинами обменивался крепкими рукопожатиями, а женщинам целовал ручки, не поднимая руки дамы, а преклоняясь. У молодых мам спрашивал:" Как поживает Ваша крошка".

В обозреваемые мною годы на кафедре коллоидной химии было много молодежи (студентов и аспирантов). Петр Александрович знал все темы дипломных и аспирантских работ и часто приходил на защиты дипломных работ.

Сотрудники, аспиранты и дипломники работали самоотверженно, увлеченно с утра до позднего вечера. Петр Александрович часто на кафедру приходил поздно вечером, после всяких дел в академии, институте и т. д., открывал все двери лабораторий, здоровался, обменивался несколькими словами, и очень был удивлен, если в 21 час кого-либо не было из его сотрудников на месте.

После защиты диссертаций существовал особый ритуал. Петр Александрович был тамадой, говорил необходимые слова защитившему, его руководителям и оппонентам, а затем поднимался традиционный тост "за тех, кто в пути", т. е. кто по мнению П. А. уже готов к защите. Услышать свое имя всем было приятно.

В 1997 году Российский Фонд Фундаментальных исследований в соответствии с решением Совета по грантам Президента Российской Федерации поддержал ведущую научную школу Российской федерации "Физико-химическая механика твердых тел и дисперсных систем". Руководителем школы стал заведующий кафедрой коллоидной химии химического факультета МГУ профессор Б. Д. Сумм. Получение гранта убедительно подчеркивает уважительное отношение ученых (грантораспределителей) к научному наследию П.А.Ребиндера.

П.А. Ребиндер действительно создал научную школу, на основополагающих трудах которой возникли современные направления. На его трудах будут еще учиться поколения молодых ученых и открывать все новые возможности развития коллоидной химии и физико-химической механики, созданной Петром Александровичем.

Петра Александровича Ребиндера очень любили, уважали и преклонялись перед его энциклопедическими знаниями, доброжелательностью, уважали за развитие и решение учебно-методических проблем в высшем образовании, за его основополагающий вклад в развитие коллоидной химии, физико-химической механики и вообще естествознания и за педагогическое мастерство многие выдающиеся учёные.

И закончу, приятные для меня воспоминания, тем, что автору этих строчек посчастливилось быть учеником Петра Александровича и в течение 20 счастливых лет работать под его руководством. Годы совместного труда навсегда освещены его научной щедростью, добротой и дружеским отношением.

Выступая незадолго до смерти перед студентами-выпускниками химического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова (4 июля 1972 г.), Петр Александрович произнес вдохновенные слова - призыв к молодым исследователям отдавать силы и знания работе, цель которой - сохранение здоровья, работоспособности и продления творческой жизни человека. В этом Петр Александрович видел главную задачу ученого-гуманиста.


Измайлова Виктория Николаевна
доктор химических наук, профессор Химического факультета МГУ




Сервер создается при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований
Не разрешается  копирование материалов и размещение на других Web-сайтах
Вебдизайн: Copyright (C) И. Миняйлова и В. Миняйлов
Copyright (C) Химический факультет МГУ
Написать письмо редактору