ChemNet
 
К 250-летию Московского университета

М.В. Ломоносов - первый Российский академик-химик
По материалам книги Б.Н. Меншуткина "Жизнеописание Михаила Васильевича Ломоносова"

  Предыдущая часть     Содержание  

Значение физической химии. Изучение первоначальных частичек

В течение XIX в. неоднократно химики были в то же время и физиками, и физики - химиками, и в своих работах пользовались приемами обеих наук. Отдельные пункты громадной ломоносовской программы физико-химических опытов подвергались разработке, но особой науки, физической химии, посвящаемой разработке химии при помощи физических методов, не было. Таковая появилась лишь в 1880-х годах, причем одним из первых и главнейших деятелей в этом направлении был Вильгельм Оствальд, тоже русский по происхождению. Первый курс физической химии был им прочитан в университете Лейпцига около 1885 г., и он же устроил при этом университете большую физико-химическую лабораторию, где по существу разрабатывалась программа опытов с растворами М. В. Ломоносова, о которой В. Оствальд, естественно, ничего не знал. Эту программу я сообщил ему в 1905 г. Развитие физической химии за последние 50 лет превзошло все ожидания; в свою очередь, это развитие самым благотворным образом повлияло и на химию вообще, введя в нее новые количественные приемы и уточнив многое, что до этого было неясно и противоречиво. Физическая химия все больше и больше применяет высшую математику, совершенно необходимую для дальнейшего развития ее. Тот тройственный союз, который когда-то провозглашал Ломоносов: химия - физика - математика, стал совершившимся фактом. Как при помощи физики в химию были введены вес, мера, число, и последняя превратилась в точную науку, так теперь химия начала проникать все больше в физику, образуя химическую физику. Обе науки немыслимы одна без другой и без математики, как это ясно видел Ломоносов, обе дополняют друг друга и ведут к совместным завоеваниям в области неизвестного. Он первый физико-химик, отец физической химии.

Но это еще не все. Как мы могли убедиться, М. В. Ломоносов всюду проводил еще и другую основную мысль, составлявшую краеугольный камень его корпускулярной теории: что мельчайшие частички, - корпускулы, атомы - определяют свойства всех тел, их физическую и химическую природу. Все это развито им в "Слове о пользе химии", развито в физической химии: "химия первая предводительница будет в раскрытии внутренних чертогов тел, первая проникнет во внутренние тайники тел, первая позволит познакомиться с частичками", говорит он. Уже в "Элементах математической химии" он пытается набросать схему приложения атомной теории к химии; он размышляет об этом всю свою жизнь и в "Рассуждении о твердости и жидкости тел" впервые говорит о строении (его выражение) частиц или молекул: "во тме должны обращаться физики, а особливо химики, не зная внутреннего нечувствительного частиц строения".

И это предвидение Ломоносова осуществляется постепенно, как показывает история химии, в течение XIX в.: химия мало-помалу превращается в науку о молекулах, построенных из атомов. С 1865 г. это распространяется и на органическую химию - затем на "комплексные соединения" - и к началу XX в. существование атомов и молекул доказано на опыте; почти для всех химических индивидов, кроме весьма сложных, известно строение, т. е. расположение атомов в молекулах. Химики начинают выходить из потемок на свет. Дальнейшие этапы развития известны всем: определение строения атома, изучение влияния этого строения на химические и иные свойства атома; выявление строения молекул - не простого расположения в них атомов, но природы их взаимной связи. Сотни и тысячи ученых в настоящее время напрягают свои силы для осуществления завета Ломоносова: "первоначальные частицы исследовать толь нужно, как самим частицам быть. И как без нечувствительных частиц тела не могут быть составлены, так и без оных испытания учение глубочайшия физики невозможно".

Мы подошли к концу деятельности Ломоносова как химика и физико-химика. Уже в 1754 г. он, давая отзыв об одной присланной на премию химической диссертации, заявил, что автор ее, если бы приехал в Россию, мог бы стать профессором химии, так как сам он, обремененный другими делами, не может ею больше заниматься. Преемником ему в самом конце 1755 г. был приглашен У. Сальхов. С переездом Ломоносова с Васильевского Острова в собственный дом на Мойке работа его в Химической лаборатории Академии Наук прекратилась и была перенесена в устроенную им у себя домашнюю лабораторию. Химическая лаборатория, на сооружение которой он затратил столько сил и энергии, просуществовала до 1783 г., когда на месте ботанического сада Академии было воздвигнуто здание Российской Академии (словесности и литературы), как сказано в главе III.

  Предыдущая часть     Содержание  



Сервер создается при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований
Не разрешается  копирование материалов и размещение на других Web-сайтах
Вебдизайн: Copyright (C) И. Миняйлова и В. Миняйлов
Copyright (C) Химический факультет МГУ
Написать письмо редактору