ChemNet
 
Химический факультет МГУ

День Химика

"День химика" на химфаке МГУ

Автор - выпускник Химического факультета МГУ
Ширяев Виктор Михайлович
Адрес первоисточника публикации
журнал " Relga", (№5 [278] 01.05.2014):

Обычно в этот день замечательная весенняя погода, цветут тюльпаны и сирень в сквере у памятника М. В. Ломоносову (ненастная погода является исключением, подтверждающим это правило.) У всех, кто собирается перед входом на химфак МГУ, хорошее настроение: у студентов потому, что еще есть несколько весенних деньков перед сессией; у сотрудников – закончились государственные майские праздники, а в основном работы на дачах и приусадебных участках; а для всех остальных – просто наступила Весна. Лето не за горами, а прологом, эпиграфом ожиданий чего-то хорошего – радостная встреча в Альма-матер с однокурсниками, друзьями и просто знакомыми.

И как прекрасно, что есть теперь узаконенный факультетом, его химическим сообществом, а не государством, свой День химика, когда можно собраться, забыв про все свои дела, заботы, болезни, чтобы встретиться со своей молодостью. Здесь, в День химика, в представлении на ступенях ты увидишь будущих химиков, а среди зрителей – знакомые лица выпускников, многие из которых приехали на эту встречу из различных городов России, стран СНГ и даже дальнего зарубежья. Те, кто недавно закончил факультет, легко находят друг друга, и их лица озаряются улыбками; а те, кто получил диплом в прошлом веке, немного растерянные, ищут таблички с надписями "Выпуск 19…" и собираются вокруг них с бейджиками, чтобы ненароком не перепутать и не назвать тех, кого когда-то знал по имени, казалось до конца своей жизни, другим именем. Этот казус чаще всего случается по отношению к "девушкам", так как их фамилии часто меняются, но и имена ребят с курса часто запомнились и вертятся в голове скорее по студенческим прозвищам и сокращенным именам.

Конечно, через пять минут общения ты погружаешься в воспоминания своей студенческой жизни. И в кругу своих однокурсников проносятся самые запомнившиеся ее страницы. Мы, выпускники 1967 года, рады, что этот праздник стал традиционным, и горды тем, что именно наш курс придумал и организовал Первый День химика МГУ – "День водорода".

К сожалению, в то время не было общедоступных видео и киносъемки. Про зарождение традиции сейчас можно узнать только по устным рассказам очевидцев и участников, по любительским фотографиям. Я был организатором и режиссером первого Дня химика. Вспоминая сейчас этот праздник, я невольно возвращаюсь к студенческой жизни полувековой давности.

В начале 60-х наша страна жила под лозунгом "Химизация всей страны", вследствие чего конкурс на химический факультет был огромным. В высшем образовании была политика вовлечения в процесс обучения молодых людей, которые уже имели некоторый жизненный опыт, поэтому конкурс был отдельный: для выпускников школ 1962 года – 20% от числа абитуриентов и для тех, кто имел рабочий стаж 2-3 года или отслуживших в армии – 80%. Как же надо было любить химию, чтобы 2-3 раза поступать на химфак МГУ, а между вступительными экзаменами работать на производстве, или сдавать экзамены после 3-х лет службы в армии! Все, включая медалистов, сдавали 5 экзаменов: химия, физика, математика, иностранный язык, литература (сочинение). Проходной балл для только что закончивших школу составлял: 25 – для девушек, 24 – для ребят и 16-18 – для "стажников". К этому добавлялись спецместа для студентов из стран СЭВ (Совет экономической взаимопомощи – межправительственная экономическая организация, действовавшая с 1949 по 1991 гг., созданная по решению экономического совещания представителей Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии) и республик СССР. Уровень знаний первокурсников был очень разным, конечно, более высокий у тех, кто только что закончил школу.

1962 год… Мы стали первокурсниками химического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Первого сентября на первой лекции в БХА нас поздравили с поступлением: декан доктор химических наук Иван Фомич Луценко, академики Иван Павлович Алимарин и Александр Николаевич Несмеянов. Но более всего запомнились слова преподавателя по математике Фелии Соломоновны Рацер-Ивановой, которая закончила свое выступление так: "Вы будете учиться в Храме науки, и кем бы вы до этого ни были, с этого момента, общаясь и вращаясь среди светил мировой химической науки, свет их будет в дальнейшем освещать ваш жизненный путь".

И, действительно, в это время на химфаке преподавали выдающиеся ученые фундаментальной академической науки мирового уровня, основатели и руководители научных школ и направлений в различных областях химии. Самые сложные вопросы и проблемы этой науки они могли объяснить на простом и доступном для студентов языке, заостряя внимание аудитории на неизвестных, требующих дальнейшего изучения проблемах, развивая научный исследовательский интерес. Каждый из них был индивидуален.

Лекции В.И.Спицына по неорганической химии сопровождались демонстрацией совершенно уникальных, хорошо продуманных и эффектных опытов, которые блестяще выполнял Э.Г. Лавут. На лекции А.Н.Несмеянова вместе со студентами приходили практически все преподаватели семинаров и практикумов, так как часто, по их мнению, во время лекций происходили открытия: новые объяснения путей реакций органической химии. Потрясали культура речи, поведение этих великих ученых перед студентами, к которым они уважительно обращались как к молодым коллегам.

На первом курсе у каждой группы был куратор – преподаватель неорганической химии, который вел в этой группе семинары. Многие из студентов-стажников и бывших военнослужащих обязаны кураторам своих групп тем, что не были отчислены с I-го курса. Они помогали им на дополнительных занятиях в практикумах, проводили консультации с отстающими в общежитии. Часто они способствовали и решению жизненных вопросов студентов: стипендии, общежития, взаимоотношения с преподавателями других дисциплин, да и с товарищами в группе. В нашей 107 группе куратором была Екатерина Алексеевна Ипполитова. Она, будучи доктором химических наук, практически каждую неделю приезжала к нам в общежитие на Ломоносовский проспект, чтобы в неформальной обстановке объяснить непонятные разделы неорганической химии, а потом за чашкой чая рассказать об исследовательской научной работе на кафедрах и традициях химфака, а иногда и помочь кому-то материально.

Именно здесь, в университете, независимо от твоих пристрастий к гуманитарным или естественным наукам, помимо твоей воли, общаясь в среде студентов различных факультетов, ты обогащался их знаниями, интересами и гармонически развивался, расширяя свой кругозор. (Немного высокопарно, но точно). "Ты никогда не читал Зигмунда Фрейда? О чем с тобой говорить?!" – спросила меня при первом знакомстве понравившаяся мне студентка философского факультета. "А что такое число π?" - ответил я вопросом на вопрос, чтобы хоть как-то продолжить разговор. И был удостоен удивленным взглядом. Позднее у меня завязалась интересная дружба не только с ней, но и с ее друзьями – философами.

До поступления в университет я никогда не интересовался психологией, но случайно стал участником любопытных опытов студентов психологов, которые были соседями в спортивном лагере "Пицунда". Многие из них ходили в специальных очках, которые переворачивали все вокруг с ног на голову в полном смысле этого понятия. Я был свидетелем того, как через несколько дней "подопытные" отказались от помощи "поводырей" (одним из которых был я), адаптировавшись к новым условиям окружающего мира, и жили полноценно и комфортно среди нас. А после семинаров по обсуждению результатов эксперимента я, конечно, какое-то время был увлечен психологией человека в связи с изменениями окружающей его внешней среды.

В Московском государственном университете мы получали не только высшее образование мирового уровня, но и жили в гуще общественной, духовной и культурной жизни страны. Наши студенческие годы пришлись на времена оттепели 60-х. Начинала оживать общественная жизнь. Бурные споры части научной, технической, гуманитарной интеллигенции о свободах и реалиях советской жизни переходили с кухонь на открытые площадки, превращаясь в горячие диспуты. Студенческая жизнь была интересной и общественно-активной: литературные и поэтические вечера в Политехническом музее; выступления бардов Б. Окуджавы, Ады Якушевой, Юрия Визбора и др. перед студентами в МГУ, в Черноголовке, Долгопрудном; спектакли совершенно новых театров: "Современник" и "Театра на Таганке"; просмотры официально запрещенных, но идущих по клубам, фильмов Андрея Тарковского, С.И Параджанова и др.; открытие нескольких молодежных кафе в Москве ("Молодежное", "Синяя птица"), где можно было услышать настоящий джаз. В общежитии с ленточных магнитофонов звучали песни А. Городницкого, В. Высоцкого, А. Галича и др. запрещенных авторов. Тайно друг другу передавали самиздатовскую литературу ("Доктор Живаго" Б. Пастернака, романы А. Солженицына и др.).

Во Дворце культуры на Ленгорах и ДК на Моховой плодотворно работали популярнейшие в Москве коллективы: Студенческий театр, режиссерами которого в наше время были: Марк Захаров, Марк Разовский, Ролан Быков, Петр Фоменко; артистами: Ия Савина, Алла Демидова и др.; оперная студия, где ставились "Евгений Онегин", "Иоланта" и т.д.; эстрадно-джазовый оркестр, дирижером которого был Анатолий Кремер (ставший главным дирижером Московского театра оперетты), с популярными солистами: Стаханом Рахимовым и Аллой Иошпой; студия эстрадных миниатюр "Наш дом", поэтическое объединение "Луч" во главе с Игорем Волгиным и др.

Университетские смотры-конкурсы факультетской художественной самодеятельности превратились в массовые праздники студенческого творчества, и в эти дни в зрительном зале ДК МГУ "яблоку негде было упасть" (однажды во время смотра химфака обвалился балкон. Слава Богу, обошлось без жертв.). Наш факультет имел очень сильные и глубокие традиции в художественной самодеятельности. На химфаке в эти годы активно работали: хор, в составе которого было до 100 певцов – химиков (рук. Алла Тарасенко), эстрадный оркестр под руководством Анатолия Еремеева, агитбригада под руководством Юрия Некрасова, которая выезжала с концертами не только в Таманскую дивизию, подшефные детские дома Москвы и Дом культуры "Раменки", но и в Казахстан, Мурманскую область, в научные центры Новосибирска и Кольского полуострова, к пограничникам и даже на подводные лодки. В эти годы химический факультет занимал традиционно I место (иногда разделяя свое первенство с гуманитариями по предвзятому решению жюри, которое хотело поддержать паритет в споре между химиками, физиками и лириками). Одним из самых ярких событий культурной жизни факультета, думаю – за все годы существования, была постановка на сцене ДК МГУ в 1961 г. (2 декабря) монументального (в двух отделениях с прологом) спектакля-оперетты под аббревиатурным названием "БДЖД" –Безумный День или Женитьба Димы. Авторы текста и музыки: П. Зоркий, М. Гальберштам, А. Сулима, А. Еремеев. Постановка: Е. Тимофеев, П. Зоркий (может быть, это был I-й мюзикл в Советском Союзе). В химфаковском театре эстрадных миниатюр каждый год к смотрам художественной самодеятельности готовилась специально новая программа, отражающая заданную общественно значимую тему смотра, а также другие номера художественной самодеятельности, юмор и сатира на реальные стороны студенческой жизни. При подготовке программы необходимо было тематически отразить заданный девиз смотра: "Навстречу 24 съезду партии", "К 50-летию Октября", "К 100-летию со дня рождения В.И.Ленина" и т.д. Эта обязательная установка давала членам жюри поводнаходить изъяны, когда им необходимо было понизить оценки за номера по субъективным причинам. Вспоминается такой случай. Наша великолепная солистка эстрадного оркестра Надежда Балинская, имевшая огромный успех у зрителей, не только получила за свое выступление оценку (-1) по десятибальной системе, но была вызвана на заседание парткома МГУ, где ей был задан вопрос, на который она не могла ответить: "Как можно молодой красивой девушке с таким прекрасным голосом петь романс со словами: "Ямщик, не гони лошадей! Мне некуда больше спешить…", – в то время, когда вся страна с огромным энтузиазмом под руководством КПСС трудится с лозунгом "Навстречу 24 съезду партии".

К нашей радости деканат и профком химического факультета всегда поддерживали участников художественной самодеятельности. Не зря на химфаке появился лозунг: "Студент, имеющий талант, – потенциальный аспирант!" (Жизнеутверждающе звучал этот лозунг в то время для участников художественной самодеятельности). Из недр химической самодеятельности выросли общеуниверситетские коллективы, которые стали гордостью МГУ: театр танца "Русский сувенир" под руководством Владимира Беренцвейга и Виктора Ширяева, "Театр старинной музыки" (руководитель Валерий Крейсберг), ВИА "Мозаика" (руководители Юрий Чепыжов и Ярослав Кеслер), вокальный ансамбль "Гелиос" под руководством Аллы Тарасенко, студия пантомимы (руководители В. Калиниченко, А. Майминас, а позднее Александр Пепеляев). В дальнейшем участие этих коллективов помогло делать увлекательные представления на ступенях в Дни химика.

Наш курс отличался чрезвычайной сплоченностью. Этому способствовало активное участие в летних работах на строительстве Рязанского нефтеперерабатывающего завода и, особенно, в студенческих строительных отрядах (ССО) на целине. Сразу с вокзала ты из студента становился "бойцом" ССО. Действительно бойцом! С этого момента ты жил по новому уставу, и команды: "Подъем!", "На линейку!", "По машинам!", "На работу!" "Отбой!", – определяли распорядок твоего дня. Но после "отбоя" начиналась романтика: ночные прогулки, езда верхом на лошадях, откровенные разговоры и песни у костра, – и бесконечная  дружба и любовь по отношению друг к другу. Очень точно атмосферу стройотрядов передал в своей песне наш однокурсник Борис Маликов, где есть такие строки:

От суеты, от многоликости московской,
Не повторяя опустевшие слова,
От факультета, от забот, от Маяковской
Мы уезжали к планете "Целина".
Там море – Солнце!
Там речка – Радость!
А ночью звезды в твое окно.
Там гроздья грусти упали с неба,
А ночью звезды в твое окно…

Студенческие строительные отряды стали для нас школой самостоятельной жизни. Мы, стройотрядовцы, были российскими студенческими гастарбайтерами для казахстанских колхозов и совхозов. Очень жалко, что сейчас в России мало гастарбайтеров из Казахстана. Может быть, приехали бы в Россию с некоторыми русскими семьями и "казахстанские немцы", которых там были сотни тысяч и они отличались большим трудолюбием и организованностью, но они уехали по спецприглашению в Германию, где для них было приготовлено все для проживания и работы. К сожалению, наше правительство не создает таких условий для русских из республик СССР. Может быть, таким образом, были бы решены демографические и миграционные проблемы для России.

Местные (коренные) жители целинных земель с радостью доброжелательно встречали нас. Они нас ждали. Мы строили коровники и овчарни, жилые дома, детские садики и школы. Мы организовывали в школах летние химические кружки, привозя с собой лабораторное оборудование и реактивы; создавали пионерские лагеря, давали концерты художественной самодеятельности, ночами репетируя номера, в которых участвовали практически все. Кстати, пионервожатые нашего курса Людмила Крючкова и Нина Деревянко, работая полный день в пионерлагере с детьми, получали зарплату как строители. Несмотря на то, что ССО организационно работали под руководством комсомола, в самом отряде было полное самоуправление. На общем собрании открытым голосованием выбирался штаб отряда: командир, комиссар, бригадиры. Иногда они переизбирались в процессе работы. Практически каждый боец ССО, добросовестно относясь к труду, отдавал все силы и умение на своем участке работы: в строительной бригаде, на кухне, общественных работах. Может быть, с некоторой натяжкой это была коммуна со своей шкалой ценностей. Ответственность перед другими за общее дело, необходимость принимать самостоятельные решения, жить бок о бок с товарищами и на работе, и в быту, уважение к профессионализму и мастерству целинников – "стариков", взаимопомощь и доброжелательность к новичкам – это были нормы жизни в студенческом строительном отряде. Заработанные отрядом деньги в конце сезона делились поровну между всеми членами отряда. Очень жестко исполнялся среди бойцов "сухой закон" (ни грамма спиртного) вплоть до отчисления из отряда. По решению всего коллектива, а не "начальства", некоторые получали премии, в основном это была награда не за производственные показатели, а за отношение к работе и жизни в отряде.

Курсовой клуб "Три мензурки" был очень быстро организован и работал до окончания учебы. В холле перед БХА, где тогда еще стоял рояль, 1-2 раза в месяц за столиками, которые выносили из буфетов, собирались по 100-150 человек нашего курса по приглашениям с эмблемой клуба. Здесь состоялись неформальные встречи с известными учеными, режиссерами, артистами. Перед нами в то время выступали: Булат Окуджава, Ада Якушева, Сергей Никитин, Александр Городницкий, пели забытые песни Александра Вертинского и русские романсы в исполнении Киры Смирновой, дуэта из педагогического института Ляли Фрайтор и Тамары Комисаровой. Впервые перед большой аудиторией начала выступать Елена Камбурова. Эти студенческие посиделки были похожи на популярные в то время "Голубые огоньки" на TV, но с интересными для нас людьми. Они продолжали в более камерной атмосфере проводившуюся с участием оргкомитета нашего курса работу факультетского "Клуба интересных встреч" (КИВ), где свои стихи читали Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Александр Старшинов, пели Владимир Высоцкий и Юлий Ким и многие другие.

В 1959 году на физфаке состоялся первый студенческий праздник "День Архимеда". К этому празднику была написана физическая опера "Архимед" о жизни и работе Архимеда в греческих Сиракузах в реалиях физфака МГУ. Как вспоминали авторы этой оперы, Валерий Миляев и Валерий Канер, что они написали эту оперу после первой поездки на целину в составе ССО физфака, когда "чувства переполняют и хочется что-то сотворить большое". "День Архимеда" болезненно раздражал химиков, тем более, когда перед многотысячной толпой громогласно распевали пошлые стишки со словами: "нам здесь воздух портит Запад, провонявший как химфак".

В 1961 году на "День Архимеда" приехал великий физик Нильс Бор, который был в Москве по приглашению АН СССР. В 1963 году гостем праздника был космонавт Герман Титов. Репортажи о празднике физиков появились на TV. Опера "Архимед" уже с успехом шла на сцене ДК МГУ. Этого больше не могла терпеть администрация и общественность нашего факультета. При деканате была создана факультетская комиссия по организации и подготовке "Дня химика", который бы не уступал празднику физиков. В ее состав входили: члены Ученого совета от кафедр, представители парткома, профкома и комитета ВЛКСМ (который объединял студентов, аспирантов и молодых сотрудников кафедр). Я был включен как культорг IV курса. У различных групп этой комиссии были слишком разные представления о факультетском празднике: либо это научная конференция с концертом художественной самодеятельности, посвященная дню рождения химического факультета; либо это праздник в честь всемирно известных химиков: А.М. Бутлерова и Д.И. Менделеева, памятники которых встречают нас при входе на химический факультет; либо – студенческий капустник. Весь 1965 год комиссия по проведению и организации "Дня химика", несмотря на свою представительность, по-прежнему топталась на месте. Самое главное: не было тематической идеи его проведения, структуры его организации. Но в планах комитета нашего IV курса "День химика" обязательно должен был состояться до июля 1966 г., поэтому был создан самостоятельный курсовой оргкомитет, в состав которого на первом этапе вошло бюро ВЛКСМ IV курса в полном составе, а я был избран председателем. Еще не очень понимая общей картины сценария факультетского праздника, мы определили приоритеты:

  • он должен стать традиционным;
  • сценарий ежегодно должен изменяться. Опыт проведения Дня Архимеда продемонстрировал, что невозможно показывать ежегодно одну и ту же, пусть и хорошо поставленную, оперу;
  • за проведение Дня химика должен отвечать каждый год новый оргкомитет, который создается конкретно одной из общественных организаций или подразделений факультета (это показал опыт работы факультетской комиссии).

В результате бурных дебатов вокруг многих обсуждаемых вариантов сценария была принята предложенная Виктором Ширяевым основная концепция праздника, в основе которой лежала Периодическая таблица химических элементов Д.И. Менделеева. Ежегодный праздник факультета посвящать одному из химических элементов таблицы. По этой схеме первым отмечается "День водорода", а за ним более 100 лет факультетских праздников, каждый из которых новый: "День гелия", "День лития" и т.д., – все элементы периодической таблицы. Идея была простой и поэтому понятной для всех химиков, потому и праздник жив до сих пор.

"Новое летоисчисление" для жизни химического факультета начинается со "Дня водорода"", организация и проведение которого стали нашей заботой. Первый кирпич в фундамент традиции факультетских праздников закладываем мы – студенты IV курса 1966 года. Утверждение нашего проекта, посвященного "Дню водорода", проходило сложно, многоэтапно. Студенческая партийная ячейка нашего курса во главе с Валерием Луниным приняла программу безоговорочно и присоединилась к работе по ее воплощению в жизнь и утверждению ее в других инстанциях.

По нашим планам факультетский праздник должен состояться ежегодно (чтобы соблюдать традицию) во вторую субботу мая. Весна: можно проводить некоторые мероприятия праздника на улице; у студентов еще не началась сессия. Мы предложили деканату объявить этот день выходным для студентов, аспирантов, преподавателей и сотрудников факультета (по молодости мы тогда не углублялись в статьи трудового законодательства).

Предложенная программа праздника включала:

I. Открытие на ступенях химфака, где пройдет официальная часть с выступлениями декана, почетных гостей (ректора МГУ и других светил мировой и отечественной науки). Затем ступени превращаютсяв сценическую площадку для веселого представления с участием "Водорода" - символа праздника, о факультетской и студенческой жизни. В сценарий будут включены и приветствия гостей – студенческих делегаций различных ВУЗов Советского Союза.

II. 1. Легкоатлетическая эстафета вокруг химического факультета среди команд студентов всех курсов и преподавателей.

  2. Общефакультетское заседание клуба IV курса "Три мензурки" в студенческой столовой зоны "В" с музыкальной программой.

III. Вечерняя программа на ступенях химфака.

1. Студенческие песни и танцы в сопровождении оркестра химического факультета.

2. Фейерверк, посвященный "Дню водорода".

3. Факельное шествие вокруг Главного здания МГУ.

Перед деканским совещанием мы озвучили эту программу в очередной раз на заседаниях бюро ВЛКСМ, парткома и профкома факультета и получили одобрение. Самое главное – надо было факел с "живым" огнем, который можно было бы безопасно нести в течение не менее получаса, и горящая смесь не текла быпо руке и не капала на одежду. Кроме того, надо было изготовить несколько сотен таких факелов. Где и как хранить эту горючую смесь до начала шествия? Наши факультетские химики, начиная с Э.Г. Лавута – блестящего факира, сопровождавшего лекции В.И. Спицына, до студентов-любителей увлекательной химии в школьных кружках "Юный химик" были бессильны. В специальной отечественной литературе не было описания подобных смесей. Изготовление оформления и декораций к празднику химика тоже требовало внимания и стоило большого труда из-за масштабности площадей оформления и их тематической разнообразности.

Главным атрибутом оформления фасада химфака и сценической площадки на ступенях входа химфака должна была быть придуманная режиссером периодическая таблица Д.И. Менделеева с выделенным цветом первым химическим элементом – водородом, "Н". Она должна была отражать основную идею праздника химиков. Таблицу делали огромных размеров из марли, чтобы не затемнять окна учебных аудиторий и деканата (кроме того, марля – самый дешевый материал). Купить в открытой продаже такое количество марли в наше время было невозможно. Как говорил наш знаменитый сатирик Аркадий Райкин "Ведь это дефффицит!!!" С помощью зам. декана по административно-хозяйственной части А.А. Симацкого где-то были куплены сотни метров марли за наличный расчет. А сколько было потрачено инженерной мысли и смекалки, чтобы растянуть и повесить эту таблицу над ступенями, и она имела бы презентабельный вид! Здесь, конечно, отличились наши верхолазы, монтировавшие на целине крыши строящихся объектов.

Официальные приглашения на "День водорода" в ректорат, партком, профком, комитет ВЛКСМ МГУ нами были давно отправлены. Отношение Ивана Георгиевича Петровского к студентам и их инициативам было чрезвычайно доброжелательным. Зная это, ранним утром в пятницу я добился незапланированной встречи с ректором и коротко рассказал ему о подготовке первого факультетского праздника "Дня водорода", идее сделать его традиционным, посвящая в течение более 100 лет химическим элементам периодической таблицы, о приглашении гостей из других вузов страны и корреспондентов СМИ. В заключение пригласил лично его принять участие в церемонии открытия, слукавив, что от присутствия ректора во многом зависит, будет ли открывать студенческий праздник декан нашего факультета. И.Г. Петровский поблагодарил за приглашение и, как мне показалось, поняв, что здесь что-то неладно, напрямую спросил, чем он может помочь. Я попросил его позвонить Ивану Фомичу и передать ему, что ректорат осведомлен о проведении факультетского праздника и благодарит за  приглашение на церемонию открытия. Улыбнувшись, Иван Георгиевич в моем присутствии позвонил декану, порадовался рождению новой традиции на химическом факультете, "уточнил" время церемонии открытия "Дня водорода", пообещав по возможности присутствовать на ней. Я поблагодарил ректора за звонок. Он пожелал успехов нашему празднику и не забыл похвалить работу хореографического ансамбля "Русский сувенир", который стал этой весной Лауреатом Всесоюзного смотра художественной самодеятельности, выступая от МГУ.

Когда Периодическая система украсила фасад здания химического факультета, ее масштаб и вид произвел на всех неизгладимое впечатление, заставляя ожидать чего-то необычного и грандиозного. Во второй половине дня накануне праздника химфак был похож на "разоренный муравейник". Оргкомитет нашего курса, несмотря на отсутствие опыта проведения таких масштабных мероприятий, работал четко, помогая друг другу, но не забывая ответственности за свой участок подготовки. Озабоченные "муравьи" двигались по своим осознанным маршрутам, выполняя четко поставленные задачи. Вечером после рабочего дня закипела работа по оформлению химфака плакатами и рисунками на тему "Водорода" - символа факультетского праздника, дружескими шаржами на популярных среди студентов профессоров и преподавателей и т.д.

Генеральный прогон церемонии открытия и основного представления практически не состоялся. Репетиция шла рвано, не по порядку программы, а по мере готовности того или иного номера, сцены. Впервые самодеятельные артисты примеряли сценические костюмы, привезенные с "Мосфильма", костюмерной ДК, из проката, вновь пошитые. Этот процесс всегда вызывает бурные эмоции всех участников репетиции. Тут же что-то подгоняли, изменяли и даже перешивали. Танцорам мешали ступени вместо ровной сцены; поющим и говорящим – отсутствие технических средств усиления и воспроизводства звука. Приходилось каждый номер повторять по несколько раз. Мешали нормальному проведению репетиции толпы студентов и сотрудников, которые, выходя после рабочего дня с факультета, попадали в атмосферу какого-то карнавала или киносъемочной площадки и становились зрителями.

График проведения генеральной репетиции все время ломался, так как надо было предоставить возможность нашим гостям для репетиции своих приветствий. Кроме того, необходимо было их все просмотреть, чтобы в зависимости от содержания и зрелищности включить их в ту или иную часть общей канвы торжественного открытия.

Репетиции закончились глубоко за полночь. Но подготовка к празднику продолжалась и ночью. Художники писали огромную общую афишу на входе с программой "Дня водорода", "факельщики" продолжали колдовать над "горючей" смесью, оформители украшали своими произведениями стены химфака. Приподнятое настроение, волнительное ожидание события, в которое ты внес посильную лепту, царившие на химфаке накануне, были залогом того, что Первый день химика пройдет успешно.

И вот этот день настал. 14 мая 1966 года! С раннего утра началась оживленная подготовка церемонии открытия и театрализованного представления: выставляли декорационные ширмы на ступенях, драпировали наполненный гелием большой шар-зонд – "памятник" виновнику торжества – водороду, переодевались и гримировались участники действа. Технические службы настраивали музыкальную аппаратуру, микрофоны, звук. На аллее возле химфака формировалась декорированная колонна участников парада кафедр. А ранние зрители уже стояли в очередях, чтобы купить памятные шоколадные медальки, посвященные празднику.

На ступенях главного входа выстраивается хор "элементов" периодической таблицы Д.И. Менделеева (к сожалению там не было 100 участников, поэтому периодическая таблица была не полная). Печатая шаг, выходят в парадной форме фанфаристы – воспитанники музыкального Суворовского училища. Торжественно звучат праздничные фанфары: "Слушайте все!" Под "Марш химиков" в исполнении хора и оркестра начинается парад кафедр химического факультета (марш химиков на мотив "Марша авиаторов"):

МАРШ студентов химического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

Мы рождены пролить всё то, что льётся,
Просыпать то, чего нельзя пролить.
Наш факультет ХИМИЧЕСКИМ зовётся,
Мы будем вечно химию любить, учить, зубрить! 
Всё выше, и выше, и выше
Летит рыжий бром к небесам,
И кто этим бромом подышит,
Тот следом отправится сам! 
Дышали мы аммиаком и хлором,
И кислотой до сердца прожжены.
Предосторожность мы считаем вздором,
И всё на вкус попробовать должны! 
Всё выше, и выше, и выше
К вершинам науки идём.
И если в пути не взорвёмся,
То что-нибудь сами взорвём!
Мы не чета философам-пижонам,
Юристов мы презрением клеймим.
И по халатам (рваным и прожжённым)
Мы химиков повсюду отличим.
Всё выше, и выше, и выше
К вершинам наук мы идём.
И если в пути не взорвемся (мужская группа в ответ: "Сопьёмся"),
То, значит, получим диплом!

Возглавляла колонну декорированная разноцветными шарами с логотипом "Н" машина с участниками театрализованного действия, а за ней – сформированные по кафедрам костюмированные группы аспирантов, сотрудников с плакатами, лозунгами, схемами и другими наглядными пособиями, характеризующими специфику различных кафедр. Участники представления занимали места на ступенях, а сотрудники кафедр выстраивались в каре напротив. Декан, заведующие кафедрами, почетные гости праздника занимают места в президиуме – "Ученом совете праздника". Тема сдачи экзаменов по органической химии была очень злободневна в тот год на нашем курсе. Дело в том, что кафедра органики кардинально изменила учебную программу, а новых учебников и методических пособий еще не было. На первом экзамене по этой дисциплине студентам было поставлено 164 "неуда". Такого еще никогда не бывало на химфаке! Кстати, по завершении всего курса органики только десять студентов имели отрицательные результаты.

После торжественного открытия состоялась спортивная эстафета между студенческими командами пяти курсов и преподавателями химического факультета, а в 18.00 – праздничное заседание клуба "Три мензурки". За три часа, предоставленные нам администрацией комбината питания МГУ, студенческая столовая зоны "В" была превращена в живописную пивную с бочками разливного "Жигулевского" пива. На столах стояли ребристые, "старые", пивные кружки, бутерброды, ржаные соленые сухарики, приготовленные девушками нашего курса. Боковые антресоли были украшены крупноячеистыми сетями с разноцветными поплавками с символикой "Н2" и вяленой воблой, которую разрешали снимать только победителям различных конкурсов в качестве призов. Кроме химфаковского вокально-инструментального ансамбля "Мозаика" (руководитель Юрий Чепыжов), в музыкальную партитуру вечера вплетались выступления самодеятельных гитаристов с каждого курса. В наше время были очень популярны песни самодеятельных авторов, и каждый курс стремился лучше и самое главное громче всех спеть свою любимую. Очень часто знакомые песни подхватывали все. Конечно, стоя, исполняли созданные на химфаке шлягеры: "Гимн химфака", "Целина родная", "Гимн радиохимиков ("Мы все спецы…"). Гостями клуба были: Елена Камбурова, квартет под руководством Сергея Никитина в составе: Борис Геллер, Дмитрий Хаит, Сергей Смирнов, Сергей Никитин; химфаковские солистки ансамбля "Мозаика": Надежда Балинская и Людмила Милованова.

А в это время со стороны Приемной комиссии химфака выстраивалась колонна факелоносцев. С последними залпами салюта были зажжены факелы и началось грандиозное факельное шествие. Первоначальный маршрут вокруг главного здания МГУ пришлось изменить, так как к началу шествия на территорию сквера вокруг памятника М.В. Ломоносову были подтянуты дополнительные силы милиции, и приехало несколько пожарных расчетов во главе с главным комиссаром пожарной охраны г. Москвы. Жители соседних с МГУ кварталов сообщили в милицию о шумном массовом и огнедышащем празднике на территории университета. Живой огонь факелов в ночи вызывал первобытный восторг у участников шествия. Движущаяся колонна огня завораживала, и многие зрители, присоединяясь к ней, ломали ее строй. Она "разбухала" и становилась неуправляемой, тогда по моей просьбе колонну факелоносцев возглавил аккордеонист Арвидас Сурвило (аспирант химфака). До этого он был аккомпаниатором при коллективном песнопении на ступенях. Он заиграл всем известный марш "Варяг", его поддержали пением первые ряды колонны, а затем и все участники шествия. Общая песня организовала массу, а ритм марша упорядочил шаг факелоносцев и придал этому шествию единое дыхание. Вслед за "Варягом" во время шествия прозвучали многие популярные советские и студенческие песни, которые удобно было петь в строю.

Для организаторов факельного шествия (ответственный Андрей Кауль) изменение движения колонны вокруг факультета стало неожиданностью. Горение факелов было рассчитано на более длинный маршрут вокруг главного здания МГУ, а, значит, к финишу марша участники принесут активно горящие факелы, и не хватит приготовленных средств тушения их. Спешно с химфака были изъяты все доступные в вечернее время огнетушители. Ведрами наполняли водой емкости для тушения факелов. Возникла неразбериха, и финиш факельного марша был несколько скомкан, но грянувший в исполнении оркестра Гимн химфака, поддержанный присутствующими, поставил достойную оптимистичную точку финала праздника "Дня водорода".

Через несколько часов авральной работы химфак блестел. Нашего зам. декана Александра Александровича поразила добросовестность студентов. На его просьбу почистить памятники А.М. Бутлерову и Д.И. Менделееву (он имел в виду постаменты, на которые были наклеены афиши и плакаты к празднику) с энтузиазмом откликнулись девушки из 407 группы (Светлана Дудникова, Людмила Холманских, Ольга Саврова, Светлана Арменская, Евгения Краморова и др.). Через некоторое время он увидел, как с высоких складных лестниц они стиральным порошком тщательно мыли головы и фигуры этих всемирно известных химиков, пытаясь уничтожить не только многолетнюю пыль, но и продукты жизнедеятельности многочисленных голубей, прилетавших многие годы навестить великих ученых. Конечно, по окончании этих работ мы устроили прямо на ступенях студенческую пивную пирушку с песнями и рассказами о наиболее запомнившихся веселых и курьезных эпизодах при подготовке и проведении только что прошедшего "Дня водорода" – Первого факультетского Дня химика, который уже становился историей и началом новой традиции. 

ЭПИЛОГ

Прошло почти полвека, как на химическом факультете МГУ состоялся первый День химика. Конечно, все изменилось: страна, общество, образование, студенческая жизнь. Погружаясь в атмосферу , в которой рождался этот праздник, я хотел вспомнить те прекрасные моменты своей студенческой жизни, связанные с организацией "Дня водорода", когда, вопреки возникающим обстоятельствам, нам удалось осуществить задуманное. Сегодня я понимаю, что коллектив единомышленников может, преодолевая различные преграды, проявив энтузиазм, творческую энергию, вложив душу, сделать что-то значительное, общественно-полезное. Для этого должна быть поставлена конкретная, понятная задача, которая бы увлекла всех. Традиции не рождаются по приказу администрации или по желанию одного человека. Мы смогли убедительно и достойно сделать первый шаг, увлекая своей идеей создания праздника не только весь факультет, но и следующие за нами поколения студентов.

"На факультете укрепилось единодушное мнение о том, что этот праздник должен быть ежегодным"" - подвела итог газета "Советский химик" (1966 г.) после проведения "Дня водорода". С 1992 года по настоящее время мы, организаторы "Дня водорода", спокойны за сохранение этой традиции, потому что деканом факультета является наш однокурсник Валерий Васильевич Лунин, который стоял у ее истоков. Сейчас деканат помогает Дню химика не только организационно, но и старается финансово обеспечить его, привлекая спонсоров. Без помощи зам. декана по административно-финансовой работе Александра Афанасьевича Абрамова, Юрия Дмитриевича Серопегина, Виктора Ивановича Штепы факультетские праздники не имели бы такого грандиозного размаха. Но главной животворящей силой Дней химика являются новые поколения студентов, которые, подхватив нашу основную идею праздника, каждый год привносят что-то новое в структуру и содержание его. Каждое представление на ступенях, посвященное очередному элементу Периодической таблицы Д.И.Менделеева фонтанирует разнообразием театрализованных форм и сценических приемов массовых действий (парад химических элементов, полихимический музыкальный фильм, показ химических мод и т.д.), современными музыкальными ритмами. В этот день проводятся интересные тематические конкурсы, аукционы, лотереи, спортивно-развлекательные мероприятия. Появилась разнообразная атрибутика с праздничной символикой: значки, майки, пакеты и т.д.

Ежегодно во вторую субботу мая.

P.S. "День водорода" так сплотил наш курс, что до сих пор на на химфаке неизменно собираются настоящие и бывшие студенты и сотрудники факультета, которые приходят или приезжают из других города и стран на свой праздник. Незаметно факультетский День химика породил еще одну традицию: ЕЖЕГОДНУЮ ВСТРЕЧУ ВЫПУСКНИКОВ ХИМФАКА.юбилейные встречи (кратные пяти) нас собирается более 150 человек из более чем 25 стран мира. Я благодарен им всем за то, что мы вместе смогли положить начало славной факультетской традиции.


Ширяев Виктор Михайлович родился в г. Бежецк Тверской области в 1944 г. Окончил химический факультет Московского государственного университета в 1967 г., ГИТИС им. А.В. Луначарского (балетмейстер-режиссер), Высшие режиссерские курсы ВГИК'а и ГИТИС'а (музыкальный театр, режиссура массовых представлений). Организатор и художественный руководитель театра танца МГУ <Русский сувенир> (1962-2004). Заслуженный работник культуры РСФСР. Лауреат Премии Ленинского комсомола. Награжден медалью <За освоение целинных и залежных земель> . Кандидат химических наук.




Сервер создается при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований
Не разрешается  копирование материалов и размещение на других Web-сайтах
Вебдизайн: Copyright (C) И. Миняйлова и В. Миняйлов
Copyright (C) Химический факультет МГУ
Написать письмо редактору