ChemNet
 

История химии

Д. Н. Трифонов

Первые женщины - химики России

     Анна Федоровна Волкова, Юлия Всеволодовна Лермонтова, Вера Евстафьевна Богдановская... Кому известны теперь эти имена? А между тем их носили русские женщины, которые первыми в России начали заниматься химическими исследованиями и достигли здесь заметных успехов.

     Точная дата рождения А.Ф. Волковой неизвестна, скудны сведения о её жизненном пути. Нет данных о том, каким образом ей удалось получить химическое образование. Но вклад её в химию был достаточно весом. Пожалуй, в 1870-ых гг. Волкова была одним из крупнейших специалистов в области изучения толуол-сульфокислот. Она впервые синтезировала в чистом виде орто-толуолсульфокислоту, получила её хлорангидрид и амид. Впоследствии эти два соединения оказались основными продуктами производства сахарина. Исходя из сульфокислот, она приготовила пара-трикрезолфосфат, который потом стал употребляться как пластификатор в производстве пластмасс.

     Известно, что Волкова некоторое время работала в химической лаборатории Лесного института в Петербурге у известного химика и агронома А.Н. Энгельгардта, а с 1870 г - в лаборатории председателя Русского технического общества П.А. Кочубея. В этом же году она стала первой женщиной, принятой в русское химическое общество. В журнале общества она опубликовала около 20 статей. А на III Съезде русских естествоиспытателей в 1871 г. она выступила с двумя докладами и даже была выбрана председателем одного из заседаний.

     Всю жизнь Анна Фёдоровна была стеснена в средствах, хотя по мере возможности петербургские химики помогали ей. Умерла она в 1876 г., не дожив, видимо, и до сорока лет.

     Гораздо более счастливо сложилась судьба Ю.В. Лермонтовой (1846-1919). Её отец (между прочим, троюродный брат М.Ю. Лермонтова) был генералом, директором Московского кадетского корпуса. Интерес к химии пробудился у неё с детских лет. Лучшие преподаватели кадетского корпуса давали ей частные уроки. Но когда она решила продолжить образование за границей, отец решительно воспротивился желанию дочери

     Скорее всего Юлии Всеволодовне не удалось бы переубедить отца, если бы не её дружба с Софьей Васильевной Ковалевской -знаменитым математиком конца прошлого столетия. Она сумела найти подход к несговорчивому родителю, и тот, в конце концов, согласился выполнить просьбу дочери.

     Осенью 1869 г. Лермонтова приехала в Гейдельберг, где поселилась в семье Ковалевской. Там она начала работать в химической лаборатории Р. Бунзена и выполнила содержательное исследование по химии платиновых металлов. Однако её больше привлекала органическая химия. Её проблемами она и стала заниматься, переехав в 1871 г. в Берлин; здесь её наставником был А. Гофман. Уже первая статья Лермонтовой «О составе дифенина» содержала новые данные; в частности, была установлена правильная формула соединения. Работа в 1872 г. была доложена на заседании Немецкого химического общества. Юлия Всеволодовна начинает задумываться о докторской диссертации, выбрав для защиты Гёттингенский университет. «Гёттинген ещё более типичный маленький университетский городок, чем Гейдельберг. По размерам очень небольшой университет играл в нём первенствующую роль; общественной жизни, кроме университетской, как бы и не было» - вспоминала позже Лермонтова. В этой «рафинированной» обстановке осенью 1874 г. за работу «К изучению метиленовых соединений» ей присудили степень доктора философии «cum magna laude» (с великой похвалой).

     Так Лермонтова стала первой русской женщиной, удостоенной докторской степени за исследования в области химии. В том же году и в том же университете доктором стала и С.В. Ковалевская.

     Вернувшись на родину, Юлия Всеволодовна работала в Петербурге у А.М. Бутлерова и в Москве - у В.В. Марковникова. Оба корифея русской химии отзывались о своей сотруднице с теплотой и уважением. Хорошо она знала и Д.И. Менделеева; его статью о неорганическом происхождении нефти она перевела на французский язык.

     В России она стала заниматься предельными углеводородами и их галоидозамещёнными, приготовила диизобутилен, который при гидрировании даёт изооктан. Лермонтова была среди тех учёных, которые закладывали основы современной химии разветвлённых парафинов.

     В течении нескольких лет Лермонтова была активным членом Русского химического общества и опубликовала в журнале Общества несколько статей.

     К сожалению, из-за сложных житейских обстоятельств, в 1881 г. ей пришлось оставить научную деятельность. Она уехала в своё имение Семенково и фактически оставалась там до конца жизни. Сложись её судьба по другому, она, несомненно, оказалась в первых рядах русских химиков. Её петербургские и московские коллеги сохранили о ней добрую память.

     В.Е. Богдановская (1866-1896) была дочерью известного хирурга. Отец не возражал против её обучения за границей, но здесь были преграды иного толка. Всё же в октябре 1889 г. она сумела уехать в Женеву и работала там в лаборатории К. Гребе. Она пришла к немецкому химику с оригинальной идеей: синтезировать фосфорный аналог синильной кислоты НСР. Гребе, однако, не пошёл навстречу и предложил другую тему: изучение реакции восстановления дибензилкетона.  Богдановская успешно провела исследование. Оно легло в основу её докторской диссертации, защищённой в Женевском университете в 1892 г.

     По возвращении в Россию она занималась также преподавательской деятельностью - в Ново-Александрийском институте сельского хозяйства и лесоводства и на Петербургских высших женских курсах. Она даже написала «Начальный учебник химии» - первый случай, когда автором учебника в России стала женщина. Выйдя замуж за артиллерийского генерала Я.К. Попова, она уехала с ним на Ижевский завод в Вятскую губернию. Там она устроила небольшую лабораторию, где хотела осуществить мечту своей юности: получить НСР. Но 25 апреля Богдановская смертельно отравилась фосфористым водородом. Видный химик Г.Г. Густавсон писал о ней в некрологе: «Не лишённая иронии, она доставляла своими беседами глубокое наслаждение. Удовольствие общения с ней увеличивалось тем, что эта женщина была основательно и всесторонне образована и что она обладала замечательной ясностью ума...»

     В первую годовщину её смерти в химической лаборатории Высших женских курсов был устроен вечер её памяти. В этом же году вышло первое издание её «Начального учебника химии».

     Эти три яркие фигуры женщин-химиков составляют неотъемлемую часть истории химии в нашей стране, и их имена не могут быть преданы забвению. Их пионерская деятельность немало способствовала популяризации профессии химика среди русских женщин.

     Ещё 20 сентября 1878 г. в Петербурге открылись Высшие женские курсы. За тридцать лет своего существования они дали образование двум с половиной тысячам женщин, среди которых многие посвятили себя деятельности в области химии. На курсах читали лекции такие видные химики, как Д.И. Менделеев, А.М. Бутлеров, Н.Н. Бекетов, М.Д. Львов и другие.




Сервер создается при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований
Не разрешается  копирование материалов и размещение на других Web-сайтах
Вебдизайн: Copyright (C) И. Миняйлова и В. Миняйлов
Copyright (C) Химический факультет МГУ
Написать письмо редактору