ChemNet
 

История химии

Д. Н. Трифонов

Менделеевское Боблово

     Небольшая деревня именуется Боблово, и никто не знает, когда возникло и откуда произошло это название. Возле нее еще в XVII веке появилось имение, принадлежащее впоследствии разным владельцам.

     10 июня 1865 г. Дмитрий Иванович Менделеев посетил Боблово, чтобы приобрести имение. Ему исполнился 31 год - возраст, когда человек должен четко осознать свое предназначение и определить свое место в жизни.

     Для Менделеева шестидесятые годы были временем его окончательного становления - как личности и как ученого.

     Своими работами он уже был достаточно известен в России и во многих европейских странах. Во время заграничной командировки в 1859-1861 гг. Менделеев заявил о себе как о самобытном исследователе. Вернувшись на Родину, он написал первый на русском языке учебник по органической химии, удостоенный почетной Демидовской премии. Продолжал изыскания в области физической химии. Состоял профессором химии Петербургского Технологического института. Но его фамилия еще не стояла в одном ряду с мэтрами европейской и отечественной химической науки. Пройдет немало времени, прежде чем он примется за написание своего великого труда «Основы химии», прежде чем пробьет его звездный час - открытие периодического закона химических элементов.

     В апреле 1862 г. он венчался с Феозвой Никитичной Лещевой - падчерицей П.П. Ершова, автора «Конька-Горбунка». Она была старше Менделеева на шесть лет; возможно, житейская неустроенность его сыграла немалую роль в этом браке. Что бы там ни утверждали биографы Менделеева, большого, глубокого чувства в этом браке не было. Скорее, чувство долга и взаимная привязанность…

     Шестьдесят пятый год в значительной степени оказался судьбоносным для Дмитрия Ивановича. 1 января в семье Менделеевых появился сын Владимир. Спустя месяц Менделеева утверждают в степени доктора химии за диссертацию «О соединении спирта с водой» - блестящее экспериментальное исследование, сделавшее бы честь любому ученому. Наконец, 24 апреля он становится экстраординарным профессором Петербургского университета по кафедре технической химии.

     В начале июня, находясь в Москве в качестве депутата от университета на Международной мануфактурной выставке, он услышал о том, что в Боблове продается имение.

     На выставку Менделеев попал не случайно. Вопросы промышленного производства уже давно интересовали его, и он не раз привлекался для экспертизы различных производств. С увлечением работал над подготовкой томов «Технологии по Вагнеру» - своеобразной технологической энциклопедии.

     И вот он в Боблове. Первое, что его поразило - удивительная привлекательность окружающего ландшафта. Много лет спустя его вторая жена Анна Ивановна Попова напишет: «…В бобловской местности есть что-то цельное, законченное, как в произведении талантливого художника; ничего не хотелось бы изменить, прибавить, убавить или переставить. Местность гористая - три большие горы: Бобловская, Спасская и Дорошевская. Между ними извивается речка Лутосня с лугами и лесами. Плавная линия этих холмов с рекой, широким горизонтом дает какое-то былинное настроение.»

     Но не только ради красот природы и желания иметь уединенное место для летнего отдыха принимает Менделеев решение купить имение Боблово: на первом плане оказалась важная практическая цель. На склоне лет он объяснил ее в «Заветных мыслях»: «В самую эпоху освобождения крестьян, т.е. в начале 60-х годов, когда господствовало убеждение в  невозможности выгодно вести помещичье хозяйство, я купил в Московской губернии, в Клинском уезде около 4-х сотен десятин земли…» Менделеев говорил о намерении полнее изучить научную сторону сельского хозяйства, «Вести хозяйство возможно рациональнее».

     Собственных средств для покупки имения Менделееву не хватало. Он приобрел его на паях с профессором Технологического института Н.П. Ильиным. По жребию Менделееву достался дом бывшего владельца князя Дадиани - просторное деревянное строение с деревянным верхом, балконами и галереей. В 1869 г. оно было капитально отремонтировано Менделеевым. А в 1880-х гг. ученый по собственному проекту построил новый, более просторный дом в нескольких сотнях метров от старого.

     Вскоре после покупки к Менделееву приехала овдовевшая сестра Мария Ивановна. Ей Менделеев выделил из своих владений участок земли около Боблова и помог с постройкой дома.

     Так началось менделеевское Боблово. Здесь он прожил, приезжая то часто, то редко, более сорока лет. Исследователи творчества ученого разделяют его деятельность на два периода: университетский и палатский (с 1892 г., когда он стал управляющим Главной палатой мер и весов в Петербурге). Бобловский же период - это нечто особое, неразрывно связывающее самые различные события в жизни и деятельность Менделеева. Боблово было в его жизни всем - и творческой лабораторией, и местом отдыха, и так необходимой человеку жизненной отдушиной…

     Занятия сельским хозяйством - непосредственные занятия - стали для него более или менее продолжительным эпизодом, но сделанное им говорит само за себя.

     Он вспоминал в «Заветных мыслях»: «Меня… глубоко занимала мысль о возможности выгодно вести хозяйство при помощи улучшений и вкладов в землю свободного труда и капитала… Мне предрекали великий неуспех, тщету усилий, но меня это не смущало, а только возбуждало. Лет 6 или 7 затрачено мною на эту деятельность, и в такой короткий срок… получен был результат несомненной выгодности… В 5-6 лет мне удалось удвоить всю урожайность земли, и тогда же мне стало ясно, что повсеместно в России… легко достигнуть такого же удвоения урожая».

     На менделеевских «опытных полях» проходили летнюю практику студенты Петровской (ныне Тимирязевской) сельскохозяйственной академии.

     «Фермерская» деятельность требовала немалого времени и полной отдачи сил. Но круг интересов и устремлений Менделеева расширялся с каждым годом. Одно из своих главных предназначений он видел все же в служении науке. Многие часы он проводил за конторкой бобловского кабинета.

     Неизвестно в точности, что сохранилось от бобловского архива ученого; скорее всего, до нас дошло очень немногое. Даже фундаментальная «Летопись жизни и деятельности Д.И. Менделеева», изданная в 1984 г., содержит лишь немногочисленные достоверные сведения о том, над какими вопросами работал ученый в Боблове.

     …Летом и осенью 1869 г. он писал статьи, посвященные развитию учения о периодичности. На протяжении многих лет готовил и обрабатывал материалы для очередных изданий «Основ химии». Набрасывал отдельные главы книги «Исследование водных растворов по удельному весу». Обдумывал статью «Будущая сила, покоящаяся на берегах Донца» (о каменноугольной промышленности Донбасса). Подготовил несколько фрагментов к «Заветным мыслям».

     Здесь, в Боблове, в августе 1903 г. он написал (но не отправил) письмо С.Ю. Витте, в котором поведал в своих «трех службах Родине». Возможно, также в Боблове 10 июля 1905 г. им сделана запись в дневнике, излагающая основные направления его научной и общественной деятельности и собственную оценку его научных трудов.

     В истории России конца XIX - начала XX вв. (да, пожалуй, и не только этого времени) едва отыщется такой сельский уголок, который стал бы местом постоянного общения выдающихся представителей отечественной культуры и науки. Часто Боблово посещали великие русские художники И.Е. Репин, А.И. Куинджи, А.Н. Крамской, Н.А. Ярошенко, М.А. Врубель. Здесь бывали ученые, составившие славу российской науки: К.А. Тимирязев, В.В. Докучаев, И.М. Сеченов, П.А. Костычев.

     По соседству с Бобловом, в Шахматове, в усадьбе деда - А.Н. Бекетова, крупного ботаника, жил Александр Блок, который в августе 1903 г. обвенчался с Любовью Дмитриевной Менделеевой.

     С Бобловым связано, наконец, событие в жизни Менделеева, вызвавшее широкий резонанс: его полет на воздушном шаре «Русский», состоявшийся 7 августа 1887 г. с площадки на окраине Клина. На рассвете этого дня происходило редкое событие - полное солнечное затмение. Менделеев, всегда интересовавшийся проблемами воздухоплавания и метеорологии, намеревался с борта аэростата провести наблюдения солнечной короны. Вместе с ним должен был подняться в воздух пилот-аэронавт А.М. Кованько. Но из-за сильного дождя шар намок и не мог поднять двух человек. Менделеев удачно совершил полет в одиночку. К сожалению, затянутое облаками небо не позволило произвести необходимые наблюдения. Но ученый оптимистично заметил: «Если бы мой полет из Клина… послужил бы к возбуждению интереса метеорологических наблюдений с аэростатов внутри России, и… увеличил общую уверенность в том, что летать на аэростатах можно даже новичку, тогда бы я не напрасно летал по воздуху 7-го августа 1887 года».

     Академия аэростатической метеорологии в Париже присудила Менделееву медаль и почетный диплом - единственному из ученых, удостоившихся награды за полет на воздушном шаре в научных целях.

     …Мы, по всей видимости, так и не узнаем, когда Дмитрий Иванович последний раз побывал в Боблове и покинул его навсегда. Можно лишь предполагать, что в конце лета 1906 г. Очень мало известно о том, как существовала и жила бобловская усадьба после его кончины. Приближались годы великих потрясений в стране. По сохранившимся сведениям, первый дом Менделеева настолько обветшал, что в 1919 г. был разобран, а собственный дом, построенный по его чертежам, сгорел в 1921 г. Одним из последних его обитателей был сын Иван, которому после революции удалось вывезти из Боблова библиотеку отца и часть предметов обихода. Военные действия в 1941 г. обошли территорию бобловской усадьбы стороной, хотя здесь остались следы окопов и воронок от артиллерийских снарядов.

     Так незаслуженно печально и даже трагично завершилась история менделеевского Боблова.

     И здесь начинается другая история. Ее начало четко не может быть обозначено и конца ее, по крайней мере в обозримом будущем, не видно.

     Имя и дела Менделеева широко почитались. В 1911 г. в университетской квартире ученого был открыт его музей. Музей-архив Менделеева в Петербурге имеет огромное значение для изучения жизни и деятельности ученого, как уникальное хранилище многочисленных сохранившихся документов.

     Пожалуй, ни одному из русских ученых не посвящалось такое количество работ, как Менделееву, - многие сотни, если не тысячи публикаций: многочисленные статьи, монографии, сборники, воспоминания. В 1930-1950-е гг. было издано собрание его сочинений в 25 томах. Но отнюдь не полное, а сознательно усеченное. Дело в том, что многие экономические, социальные и политические воззрения Менделеева шли. вразрез с господ-, ствовавшей идеологией. Бестрепетная рука цензора изымала из его работ обширные фрагменты текста, а подчас целые разделы и главы. Особо беспощадному «препарированию» подверглись его последние публикации - «Заветные мысли» и «К познанию России*'. «Ничуть не желая никому навязывать своих мыслей, пишу так, как думаю, ничего не скрывая между строк, в чем и полагаю свою посильную лепту к алтарю Отечества» -эти менделеевские слова долго приходились не по вкусу властям предержащим. В полном виде эти труды ученого, по сути его духовное завещание, не переизданы и до сих пор.

     Так стоит ли удивляться, что фактически полному забвению было предано и Боблово. Только в канун столетия периодического закона начали раздаваться голоса о том, что стоит подумать о создании бобловского музея Менделеева. Однако лишь в 1987 г. благодаря усилиям подлинных энтузиастов был отреставрирован дом Смирновых, в котором намечалось разместить музейную экспозицию.

     Но тут выяснилось: организовать подобную экспозицию весьма затруднительно. Основное ее содержание должны были бы составлять предметы, принадлежавшие Менделееву и членам его семьи. Однако собрать удалось буквально крохи.

     По моему предложению в июле 1987 г. решено было разместить в доме Смирнова временную фотовыставку, посвященную жизни и деятельности ученого. По разработанному мною тематическому плану она в короткий срок была создана и, дополненная рядом экспонатов, открылась 8 февраля 1988 г. Неподалеку от въезда в бобловскую усадьбу даже появился указатель «Музей Д.И. Менделеева».

     Успех окрылил, и начали разрабатываться планы организации настоящего музея - в собственном доме Менделеева, который намечалось построить заново. На основе чертежей самого ученого был разработан рабочий проект, намечены основные положения тематико-экспозиционного плана. Но на этом дело и остановилось. Потому что для осуществления идеи требовались большие средства и заинтересованное отношение соответствующих инстанций... !

     С глубоким огорчением приходится признать, сколь многое безвозвратно потеряно за прошедшие годы. В самом Боблове, окрестных селах и деревнях уже не осталось никого из тех, кто знал и видел Менделеева или слышал о нем от своих дедов и отцов. А ведь эти люди могли бы поведать о нем и его жизни очень многое, - теперь эта память исчезла безвозвратно.

     Почти не осталось тех, кто профессионально изучал жизнь и деятельность Менделеева, а ведь без их консультаций невозможно продуманно и квалифицированно воссоздать бобловскую усадьбу, если это вдруг окажется реальным.

     Может быть нанесен и непоправимый ущерб территории бобловской усадьбы в результате отторжения от нее участков земли и возведения посторонних построек.

     Таково течение истории современного Боблова. И добавить к этому нечего. Остается лишь надеяться, что здравый смысл, наконец, возобладает, найдутся энтузиасты, деловые люди, которым по-настоящему дорога память о великом прошлом России и о ее лучших представителях.

     Только когда найдутся?




Сервер создается при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований
Не разрешается  копирование материалов и размещение на других Web-сайтах
Вебдизайн: Copyright (C) И. Миняйлова и В. Миняйлов
Copyright (C) Химический факультет МГУ
Написать письмо редактору